Форум » Новостная лента » Перспективы » Ответить

Перспективы

ВЛАДИМИР-III: Большая и интересная статья о перспективах России: [quote]С осени 2013 года и по сей день события на Украине – главная тема российской политики и массмедиа. Сначала – украинский выбор между Европейским и Таможенным союзами. Затем – противостояние Януковича и Майдана. Далее – Крым и сепаратистские выступления на юго-востоке. Наконец, в последние несколько месяцев – антитеррористическая операция в Донбассе. К настоящему моменту большинство этих сюжетов в прошлом. Невозможно представить себе Украину членом Таможенного союза. Янукович давно проживает в России на положении то ли беженца, то ли заложника. Сепаратизмом в Харькове, Днепропетровске, Запорожье, Херсоне, Николаеве и прочих русскоязычных регионах даже не пахнет: людей, рискнувших появиться там в общественном месте с российской символикой или георгиевской ленточкой, местные жители часто сами сдают в милицию. Крым, наоборот, уже почти полностью отрезан от Украины и транспортно, и ментально (в будущем вопрос о его статусе наверняка еще не раз будет подниматься разными сторонами, но пока горячей новостной темой он не является). Наконец, территория, контролируемая Донецкой и Луганской «народными республиками», с каждым днем уменьшается. Если Россия так и не введет войска, существовать этим республикам осталось от нескольких недель до нескольких месяцев. В общем, пора приступать к рассмотрению результатов девятимесячной антиукраинской госкампании, с легкой руки радикального националистического публициста Егора Холмогорова получившей название «русская весна». Конечно, многое еще может измениться, однако у нас в стране есть давняя политическая традиция подводить итоги задолго до того, как к этому возникнут все необходимые основания (так, доклады «Путин. Итоги» появляются года с 2008-го, а первые круглые столы «Москва после Лужкова» начали проводить еще, кажется, в 1999-м). Провал по всем направлениям Начнем с заявленных целей. На протяжении разных периодов «русской весны» российский политический истеблишмент и обслуживающие его СМИ оправдывали активность России на Украине при помощи трех типов аргументации. 1. «Ностальгический», связанный с желанием восстановить союз хотя бы какой-то части республик, составлявших основу Российской империи и СССР. Согласно концепции, впервые предложенной Солженицыным, обязательными частями такого союза должны быть Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан. Поэтому намерение Киева заключить Ассоциацию с Евросоюзом было воспринято как серьезнейшая угроза объединительному процессу на постсоветском пространстве и «антироссийский шаг». Что спровоцировало попытку перекупить Януковича, Евромайдан и все последующие события. 2. «Геополитический», согласно которому весь мир – поле битвы нескольких центров силы, занимающихся постоянным переделом сфер влияния, где главным противником России являются США (или «западная цивилизация» в целом). Согласно этой логике, Украине просто не повезло стать очередной территорией нашего сражения с американцами, инициировавшими там антироссийский переворот. А главный мотив вмешательства в происходящие там события – не допустить «появления баз НАТО у наших границ», сохранить Украину «в зоне российских интересов» и т.д. 3. «Националистический»: наша цель – защитить русскоязычное население Украины, подвергающееся дискриминации по сравнению с украиноязычным. А также укрепить «русский мир», объединить «разделенный русский народ» и прочее «русское рисорджименто». Начиная с марта эта система аргументации стала безусловным мейнстримом. При этом к началу августа 2014 года даже наиболее верные поклонники «русской весны» должны признать: ни одна из вышеуказанных целей не только не была достигнута, но и, наоборот, по каждому из направлений мы добились ровно противоположных результатов. 1. Никто в здравом уме и трезвой памяти не может сейчас представить себе Украину членом какого бы то ни было объединения, инициированного Россией. Причем проблема не в одной Украине. Вследствие «русской весны» Белоруссия с Казахстаном тоже охладели к любым интеграционным проектам на постсоветском пространстве. Благо и у Лукашенко, и у Назарбаева есть свое русскоязычное население, которое отныне воспринимается как мина замедленного действия: а вдруг им тоже захочется «федерализации» или «народных республик»? Поэтому с проектами Таможенного и Евразийского союзов, скорее всего, можно окончательно попрощаться. 2. Даже если согласиться, что Майдан был «антироссийским переворотом, инициированным американцами», при нормальном течении событий любые политики, пришедшие к власти на Украине, все равно были бы вынуждены лавировать между Западом и Россией. Слишком велики у них были экономические, энергетические и бытовые связи с нашей страной, слишком сложно было бы от них отказаться. Однако теперь украинский политический класс к такому разрыву готов. Поэтому «базы НАТО под Белгородом» из патриотических страшилок становятся вполне представимой реальностью. 3. Еще печальнее ситуация с «защитой русскоязычного населения». Тысячи трупов с обеих сторон – и почти все они при жизни были теми самыми русскоязычными. Люди, лишившиеся своих домов, и вынужденные беженцы – тоже. Адепты «русской весны» могут сколько угодно говорить, что без их вмешательства судьба этих людей была бы еще плачевнее, однако все, кто знаком с реальным положением дел, а не только с телевизионной мифологией, знают: до появления на Украине вооруженных сепаратистов «притеснения» русскоязычных сводились к необходимости использовать украинский для государственного делопроизводства и учить историю Украины в школах. И всё, и более ничего. А все нынешние смерти, кровь, боль, слезы и разрушения – исключительно следствие «защиты русского мира». В принципе, одного этого было бы достаточно, чтобы любой нормальный русский националист проклял «русскую весну» и всех ее инициаторов. Однако разрушительные для «русского мира» результаты «русской весны» не ограничиваются Донбассом. Множество жителей других областей юго-востока, до последнего времени самоопределявшихся как «русские», сейчас предпочитают записываться в украинцы. Еще больше, продолжая называть себя русскими, не хотят иметь ничего общего с государством Россия. Люди, владеющие обоими языками, но в бытовой жизни ранее пользовавшиеся русским, массово переходят на украинский. А те, кто так и не удосужился выучить его за предыдущие 23 года, срочно садятся за учебники. Все разговоры о федерации, повышении самостоятельности регионов, одном государстве для двух народов, русском как втором официальном и проч. сданы в утиль. Днепропетровск, Запорожье, Харьков, Сумы, Николаев и прочие некогда пророссийские города и села теперь стали центрами украинского патриотизма и надежными бастионами единой украинской нации. Конечно, еще осталось множество граждан Украины, продолжающих считать себя русскими и воспринимающих Россию как близкую им страну. Однако с каждым днем их количество уменьшается, особенно среди молодежи. И это только если считать одну Украину, а ведь кто-то начал «выписываться из русских» и в Белоруссии, и в Казахстане, и в других республиках бывшего СССР. Поэтому не будет сильным преувеличением сказать, что «русская весна» уже сократила русскую нацию на миллионы людей. Больше, чем половцы, Батый и Наполеон. Вот уж защитили так защитили, ничего не скажешь! Зато Крым наш! Единственное, что сторонники «русской весны» пока еще могут записывать в свои достижения – это включение в состав РФ двух новых субъектов: Республики Крым и города Севастополь. Однако, во-первых, на фоне заявленных амбиций – в разное время речь шла то о восьми украинских регионах, то о тринадцати, то о всей Украине в целом – эти приобретения выглядят скромно. Во-вторых, будущий статус Крыма еще будет оспорен Киевом, и нет сомнений, что после завершения АТО в Донбассе он постепенно вновь выйдет на первый план. Ведь ни одно из значимых государств мира не признало смену государственной юрисдикции полуострова, а курортная зона не может вечно существовать в условиях транспортной и туристической блокады. Жернова истории мелют медленно Теперь переходим к последствиям «русской весны» для самой России. Оптимисты (или, наоборот, алармисты – в зависимости от отношения к существующему сейчас в России режиму) нередко утверждают, что она приведет к отстранению Владимира Путина и его команды от управления государством. Особенно такие разговоры участились после катастрофы «Боинга MH17» и последовавшей за ней реакцией Запада. Дескать, мировое сообщество готово закрывать глаза на очень многое, но существуют «красные линии», после выхода за которые любому авторитарному лидеру приходит конец. Как правило, в связи с этим вспоминают южнокорейский «Боинг»-1983, террористический акт над Локерби и вторжение Саддама Хусейна в Кувейт. Однако каждый из этих примеров показывает: даже если оптимисты-алармисты в данном случае правы, Путин и Ко будут править Россией еще долгие годы, если не десятилетия. С момента уничтожения «Боинга KAL007» советским истребителем-перехватчиком до крушения коммунистического режима в СССР прошло почти восемь лет. Саддам Хусейн был отстранен от власти через 13 лет после захвата Кувейта. А Муаммар Каддафи после Локерби и вовсе оставался единовластным хозяином Ливии почти четверть века. Конечно, в итоге и СССР, и Хусейн с Каддафи закончили очень плохо. Однако каких-либо поводов для оптимизма нам не найти и здесь: в первом случае правящий режим погиб вместе со всей страной, а в двух других его свержение привело к перманентной гражданской войне, хаосу и анархии. Так или иначе, это разговор об очень далеком будущем. Для современного человека и восемь лет, и тем более 23 – совершенно немыслимый горизонт планирования. Но до тех пор нас ожидают лишь все усиливающиеся санкции со стороны Запада и ужесточение антизападной риторики по иранскому образцу («США – Большой Сатана») со стороны отечественной госпропаганды. Мечты наивных романтиков Существует также версия, по которой главная опасность для Путина и его окружения исходит из «национал-патриотического» лагеря. От горячих сторонников и участников «русской весны», научившихся захватывать административные здания, формировать низовые структуры власти без участия государства и сражаться с превосходящими силами противника в условиях городских агломераций. Тем не менее эта версия представляется совершенно безосновательной. Отечественные органы госбезопасности традиционно умели работать с представителями «национал-патриотического» лагеря еще с 1980-х годов и вряд ли растеряли былые навыки. Одних, по примеру Рогозина, можно интегрировать в систему. Других перенаправить на борьбу с «пятой колонной» и «национал-предателями». Третьих посадить по 282-й и аналогичным статьям УК. А если кто-то все же рискнет устроить национал-патриотический бунт, их можно будет спокойно расстрелять из танков, как в 1993-м, при молчаливом согласии либеральных СМИ и западного общественного мнения. Сами по себе националисты в современном мире побеждают достаточно редко, а уж на посткоммунистическом пространстве и вовсе нигде. Как, впрочем, и либералы-западники. Россия и русские проиграли, Путин выиграл И здесь мы подходим к моему главному тезису. Опыт всех посткоммунистических стран однозначно свидетельствует: отстранение от власти сверхкоррупционной партийно-комсомольско-гэбэшной элиты возможно лишь там, где против «старого режима» объединяются условные «либералы» и условные «националисты». Образованные европеизированные горожане, требующие демократических институтов и соблюдения их гражданских прав, плюс романтическая молодежь, воспринимающая борьбу с режимом как освобождение от оккупации, «возрождение народа» и «становление политической нации». Так было в большинстве стран Восточной Европы во время «бархатных революций» конца 1980-х. Этот же путь прошли государства Балтии после распада СССР (причем в Латвии и Эстонии националистическая составляющая заключалась не только в риторике). В Сербии Милошевич мог не опасаться ни националиста Шешеля, ни либерала Джинджича, однако пал от революции с лицом национал-либерала Коштуницы. «Революция роз» в Грузии, первый и второй Майданы на Украине, Молдавия – везде в Восточной Европе гражданскому обществу удавалось добиться победы над наследниками коммунистического режима только под либерально-националистическими лозунгами. И никак иначе. На втором и (пока) последнем Майдане стоит остановиться отдельно, поскольку он проходил, когда еще не забылись российские митинги «за честные выборы», так что сходства и различия между ними бросались в глаза даже непосвященным. И дело тут не столько в непосредственно националистических организациях (конечно, пресловутый «Правый сектор» сыграл определенную роль в победе Майдана, но далеко не такую огромную, как пыталась показать российская госпропаганда), сколько в визуальном контрасте. Море национальных флагов. Постоянное групповое пение национального гимна. «Слава Украине» в начале и конце чуть ли не каждого выступления. Священнослужители, читающие с трибуны молитвы... Представить себе хотя бы что-то из этого на наших Болотных просто немыслимо. При нормальном течении событий после победы Майдана многие участники отечественных протестов 2011–2012 годов могли задуматься: может, этим и объясняется различие в результатах, достигнутых российскими и украинскими протестующими? Может, стоит выступать против власти под триколорами, с возгласами «Слава России» и групповыми молитвами? Может, Россия также могла бы вырваться из советских реалий под либерально-националистическими знаменами? Однако «русская весна» положила этим разговорам конец, разбросав либералов с националистами по разные стороны баррикад. Да так сильно, что теперь даже теоретическая возможность сотрудничества категорически отвергается обеими сторонами, увидевшими в противоположном лагере олицетворение всех своих фобий. Для националистов либералы теперь надолго «предатели», которые, чуть что, могут ударить в спину, и «всегда против русских». А националисты для либералов – глупые и безответственные маньяки, которых надо если не вешать, как Штрейхера, то уж ни в коем случае не подпускать к власти и на пушечный выстрел. Именно в этом и состоит для Путина и его команды главное достижение «русской весны». Вряд ли речь идет о произвольном и заранее запланированном эффекте, скорее о неожиданном бонусе. (Планировалось скорее просто помешать победившим на Украине революционерам построить общество, привлекательное для россиян, или хотя бы затормозить этот процесс.) Но нашему президенту постоянно везет, такое бывает. В результате и Россия как государство, и русские как народ от «русской весны» проиграли. Причем на многие десятилетия вперед. А Путин, исходя из его личных мотиваций, скорее выиграл. По крайней мере больше, чем если бы он после 21 февраля сидел и спокойно ждал собственного Майдана.[/quote] http://slon.ru/russia/zakonchilas_li_russkaya_vesna-1140655.xhtml На мой взгляд, раз все так безнадежно, надо принимать крайние меры. Если русские националисты и русские либералы так разошлись, придется снова сходиться. На компромиссной основе. Либералы должны пообещать националистам приличное ЕВРОПЕЙСКОЕ СЛАВЯНСКОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ государство, ориентированное не на туркмен-башей, а на Европу (как бы это не было обидно туркменам, но лучше думать о себе, а не о приказавшем давным-давно жить СССРе), без Северного Кавказа. А националисты должны пообещать либералам регулярные демократические выборы и примирение с Украиной. Иначе Россия Путина не переживет (даже если он еще 20 лет протянет).

Ответов - 3

ВЛАДИМИР-III: Вчера колорады (в девичестве российские войска) в очередной раз "окружили" и "взяли" Мариуполь. Завтра, послезавтра и после дождичка в четверг опять будут брать. Но оставим пока фронты местного значения и перенесемся в большую политику. Даже в геополитику. Помните голосование в ООН по украинскому вопросу шесть месяцев назад (событие прошлого века)? Страны НАТО, ЕС, иные союзники США (кроме Израиля) дружно выступили против российских действий, но значительной части человечества было все равно. Какое дело Индии до русско-украинских войн? Такое же, как мне - до индо-пакистанских (хотя почему-то я всегда был на стороне Индии; нелюбовь к монотеистическим религиям?) Наметился контур будущей ("мировой" ее не назовешь) Крымской войны: Россия против Запада при нейтралитете остального человечества. Союзников у России набралось аж 11 штук (от Кубы до КНДР), и все они вместе по мощности не превышали Италию, но хотя бы фронт был один - западный. Часть союзников пришлось купить (по 10 млрд. долл ушло на Кубу и КНДР), так что получилась "любовь к России за большие деньги" (проституцией не назовешь, надо какой-то новый термин придумать). Однако за истекшие месяцы (особенно за последний) Путину удалось невозможное - а именно поссориться еще с рядом важных стран. Слепому было очевидно, что после Украины наступит черед Белоруссии и Казахстана. Назарбаев и Лукашенко это прекрасно понимают. Поэтому еще с начала лета (когда вместо политического содержания в Евразийском Союзе осталась лишь экономическая составляющая) отчуждение росло, посыпались угрозы (отберем Рудный Алтай; кстати, еще одна брехния - в 1936 году превращение Казакской АССР в Казахскую ССР не сопровождалось никакими территориальными приращениями. Вот карта Азиатской части СССР 1930 года северные границы Казакской АССР практически совпадают с границами РСФСР и КазССР в 1937. Дело в том, что Казакская АССР создана из населенных казахами губерний России еще в 1920, а также из большей части Оренбургской губернии, которую вернули в РСФСР в 1925, а алтайские границы 20-х совершенно идентичны современным). Высказывание депутата Алтайского парламента так и осталось бы незамеченным, если б его не ретранслировал Путин (не было Казахстана! Назарбайка создал; кстати, еще одна брехня: казахские ханства возникают еще в конце XV века и распространяются до Урал-реки к концу XVI, а у одного из казахских ханов было забавное имя Бурундук))) Россия же присоединяет некоторые казахские территории только в 1730-х. Зачем Путин это сказал? (даже если предположить, что он прав). Из злости и мстительности: Казахстан на переговорах в Минске отказался разрывать с Украиной экономические отношения. И ведь все зря. Казахстан только кажется таким беззащитным; далеко от США и его интересов. За него тоже есть кому постоять. Во-первых, Китай. Он категорически не заинтересован в проникновении России в очень важный для него среднеазиатский регион. Так что теперь придется иметь дело уже с Китаем. Не забудем и, что казахи - мусульмане. Их религиозность далека от фанатического исламизма, но все знают, как быстро происходит (пример - Чечня) его радикализация. Путин получит в подбрюшье новый Афганистан, а неконтролируемая граница (самая протяженная в мире) очень пригодится новому поколению полевых командиров. И в ту же неделю произошло самое скверное, что могло произойти - исламисты из новообразованного на части территории Сирии и Ирака государства (вот оно https://en.wikipedia.org/wiki/Islamic_State_of_Iraq_and_the_Levant) формально объявили ему войну. Нет, танки под зелеными знаменами не пересекут границу России (да и не граничит она с ИГИЛ), но все мы знаем, что теперь Россия станет полем деятельности для всех террористов: границы все равно не перекрыть, а к каждому террористу фсб-шника не приставишь - особенно когда фсб-шники заняты укровермахтом. Самое примечательное здесь то, что главный борец против прогнившей западной цивилизации и за традиционные ценности наконец-то встретился с настоящими борцами за традиции, и тут же обнаружилось, что они его в гробу видели. И все статейки Деникина и Ильина - уже макулатура, потому что во времена оные не было исламских террористов (само собой, никаких советов, что делать с гастарбайтером, который подрабатывает террористом, Ильин дать не может). В общем, если в марте у России был один враг, то в сентябре - уже три. Остановиться уже невозможно. Остается ждать финала. Каким он будет, все хорошо знают. Не пойдут северокорейцы умирать под Москву. И даже кубинцы не пойдут. Гибель государств и целых цивилизаций (Гумилев и Леонтьев не дадут соврать) - заурядное событие в истории. "бох дал, бох и взял" - как скажут верующие.

ВЛАДИМИР-III: В России за последние 10-14 лет бросились "собирать прошлое". "Реабилитировали" всех, начиная со Сталина и кончая Берией. В очередной попытке разжиться историей, совершенно не заметили реакции остальных осколков быв. СССР. А она была очень негативной. Не оценили в Киеве, Ереване, Алма-Ате реверансы в сторону Сталина. Не забыли ни голодомора, ни кровавого подавления таким "ангелочком" Н.А.Романовым Среднеазиатского восстания 1916 года. Для украинца или казаха (я уж не говорю о молдаванине и литовце) реабилитация Сталина - это реабилитация репрессий, голодомора и т.д. (а вовсе не напоминание, что Гагарин "вскормлен" Сталиным лично с ложечки)))). Реабилитация Российской империи для адыгейца - это узаконение депортаций 1860-х гг, для татарина доброе слово об Иване Грозном - это лишнее напоминание о взятии Казани. И т.д. Имеют ли право совр. российские историки хвастаться массовой гибелью украинцев от голода или депортацией крымских татар опосля Крымской войны? Имеют, никто, в сущности, им этого не запрещает, да и запретить не может. Их личное этническое дело. Но и друзей после такого хвастовства останется с гулькин нос. Да, русско-патриотические историки могут возвразить: а вот они сами реабилитировали Чингисхана Шамильевича Бандеру, а он, гад фашистский, Рязань сжег! В том-то и дело, что тут совершенно не важно, кто первый обделался. Важно, что процесс пошел. И реабилитируя Сталина в ответ на реабилитацию Бандеры, точно ни одного украинца в Россию не заманишь. Отказ от советского народа в пользу русского и его "особости" уже был ударом по СССР. Да, начиная с того самого тоста Сталина о долготерпении русского народа, которым так гордятся русские фашисты (и не только они). Чему радуются? Тому, что всем остальным - нерусским - было неприятно это услышать? Есть старое правило имперцев: хочешь сохранить империю - забудь о национальности. В итоге на данный момент никаких общих мифов у жителей постсоветских государств нет. И восстановить Российскую империю не более реально, чем восстановить Древнеперсидскую или Османскую. Я уж не говорю о религиозном факторе. СССР мог существовать исключительно как атеистическое государство. Любое заигрывание (начиная с 1988) с религией означало его крах. Вне зависимости от того, чего хотели заигрывающие. Российская империя (1721-1917) - не такое уж продолжительноживущее образование, которое возникло в результате резкого усиления русской администрации за счет беспрецедентно успешных реформ в начале XVIII века. Долго протянуть в мире национальных движений и деколонизаций оно все равно не могло. Для его сохранения требовалось полностью уничтожить высшее образование - как фактор формирования национальных элит (Николай Первый в 1840-х реально хотел закрыть университеты), но в результате было бы еще большее отставание России, и литовцы-украинцы учились бы не в Москве или Петербурге, а в Оксфорде и Иене. В общем (как и с Николаем Вторым лично) удивительно не то, что Российская империя распалась, а то, как долго она протянула. Ее товарищи по несчастью - Оттоманская Порта и Австрия кончили аналогичным образом (причем, каждый из утопающих - как на "Титанике" - увлеченно топил другого). СССР создавался как федерация равноправных (!) народов (а вовсе не "покоренных языцев"), и тоже долго не протянул. В современной России от СССР осталась только мелодия гимна. Больше о нем уже не напоминает ничего. А если грузины-казахи не хотят в СССР, то в Россию они тем более не хотят (не стоит выдавать желание гастарбайтеров заработать за тягу национальной интеллигенции). На этом фоне события на Украине - просто эпизод естественного процесса. А после потери Грузии и Украины России осталось потерять только уже Калининград и Петербург.

ВЛАДИМИР-III: Два отклика на события последних месяцев: Я не согласен с Михалковым и не согласен с Макаревичем, с тем, что он говорит и делает. Я не согласен с Эхо Москвы и каналом Дождь не согласен, я не согласен с Первым каналом, НТВ и Россией 24. Я не согласен с BBC и CNN. Я не согласен с Путиным, не согласен с Обамой и Меркель. Я не согласен с выбором украинского народа. Не согласен как с их выбором европейского пути, так и не согласен с тем, кого они выбрали в качестве президента. Я не согласен с тем, вокруг чего сейчас так сплотилось российское общество. Я не согласен с той войной, которой не видно конца и края. NewDayNews.Ru: http://newdaynews.ru/authors/510478.html С.КОРЗУН – Вопрос от нашего слушателя и зрителя Чеботарев1943 – подписался он: «Есть ли у Путина какая-нибудь цель, - имеется в виде у этом конфликте, - или Крым был нервным срывом без возврата назад?» С.БЕЛКОВСКИЙ – И то и другое. Амбивалентность имеет место, как сказал Михаил Михайлович Бахтин. Я начал говорить про объективную и субъективную сторону преступления, но, к сожалению, не договорил ни про ту, ни про другую – сейчас договорю. Субъективная сторона преступления в том, что Путин должен доказать свою способность, готовность и возможность вести с Западом прямой диалог о судьбах бывшей Российской империи. Он торгуется с Бараком Обамой и Ангелой Меркель, но не с Украиной. Порошенко он лишь мягко похлопывает по плечу, делая вид, что воспринимает его всерьез, а иногда и не делая этого вида, как в Минске во время их недавней встречи. Объективная сторона преступления состоит в том, что Российская империя…, российско-советская, что суть одно и то же, которая была распущена формальна в 1991 году не прекратила свое существование де-факто до наших дней. На политико-психологическом уровне она сохранилась, потому что, Россия де-факто, но не де-юре сохранила статус метрополии, лидирующую силу постсоветского пространства, откуда происходят доминирующие сигналы. При Ельцине, который почему-то считается разрушителем империи, это оставалось так. Владимира Путина переизбрали в 2000 году, избрали председателем СНГ после Ельцина вопреки принципу ротации, чтобы сделать приятное Москве, а значит, Борису Ельцину, скорее, чем Владимиру Путину. Вот именно при Путине эта империя стала окончательно расползаться. Россия утратила статус источника легитимности постсоветских режимов, а это важнейший критерий империи. При Ельцине, если возникали какие-то агрессивные, хотя бы на уровне риторики антироссийские режимы, например, режим Гамсахурдиа в Грузии или Абульфаза Эльчибея в Баку, в Азербайджане, то они достаточно быстро прекращали свое существование. При Путине антироссийские режимы начали расползаться абсолютно. Случилась череда цветных революций. Кремль, конечно, приписал их происхождение Америке, но это несправедливо. Америка, скорей, легитимировала результаты тех процессов, которые возникли без всякого ее участия в силу объективной исторической логики формирования новых наций на руинах Советского Союза. И, наконец, 22 февраля 2014 года, чуть менее 7 месяцев назад случилось ключевое событие: произошла очередная революция на Украине, вторая по счету за последние 10 лет, которая низвергла Янковича и одновременно показала, что основной партнер - Украина – уже никак не остается в орбите России. Империи конец. И в этот момент в империи начал работать принцип «мертвой руки»: империя решила мертвой рукой схватить живых – это тенденция высшего субъективного понимания и сознательного понимание даже российских лидеров. Империя должна рухнуть ценой крови, разрушений, попыток аннексий удачных или неудачных. Стратегически это линия проигрышная, она ведет к окончательному прекращению существования имперского организма в тех или иных формах, но какую цену придется заплатить сопредельным странам, а самое главное, самой Россииза это крушение – это большой вопрос, который на сегодняшний день открыт. С.КОРЗУН – С чего начнется, на ваш взгляд, и каков срок этого процесса? С.БЕЛКОВСКИЙ – Он уже начался, он начался украинской войной. http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/1398760-echo/ Первый - Гришковец, которого попросили поддержать Путина, но как именно, не проинструктировали, и он оказался в знакомом состоянии острого психоза. Второй - пожизненно циничный Белковский. Оба хорошо демонстрируют две стороны совр. российской медали. Можете прочесть обе статьи. Первая - наивная, вторая (интервью) - циничная. При всей непохожести, статьи говорят об одном и том же: нет у России на данный момент будущего. Вообще никакого. То есть, конечно, можно сказать, что будущее России - путин. Но это как раз и значит, что никакого. Совершенно естественным образом путин загнал Россию вместе с собой любимым в цуцванг. Все, что произойдет в ближайшие месяцы и годы, будет хуже. И главное, ничем лучшим это не окончится. Свержение путина будет ничуть не лучше, чем его сохранение у власти. Предыдущие кризисы российской истории, будь то 1689, 1917 или 1991, давали какую-то перспективу, мечту, цель. Сейчас, случись революция, ничего подобного не будет. Как, собственно, и нет цели у контрреволюции. Контрреволюция еще пытается найти вдохновение в прошлом (все равно, в каком). Революция даже этого не пытается. Смысл истории России свелся к ненависти в отношении всего человечества. А нежелание ненавидеть человечество есть предательство России. Вот и конец истории в отдельно взятой стране (не по Фукуяме). После свержения путина (вне зависимости от того, распадется ли страна, либо будет немного "обстрижена") управлять ею будут олигархи без малейшего участия широких масс. А как иначе управлять людьми, которые отказали себе в роскоши самоуправления?




полная версия страницы