Форум » Библиотека и кинозал » Люди, книги, фильмы (продолжение) » Ответить

Люди, книги, фильмы (продолжение)

ВЛАДИМИР-III: Здесь предлагаю размещать краткие аннотации (отзывы) по поводу известных личностей и результатов их деятельности (например, книг и фильмов). В идеале - состоящих из одной фразы.

Ответов - 275, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

retrograde: ВЛАДИМИР-III пишет: шпенглеровско-российской А чем шпенглеровско-российская цивилизация отличается от нешпенглеровско-российских цивилизаций?

ВЛАДИМИР-III: В первом случае данные подгоняются под нужный результат - очень абстрактный. Вообще, понятие цивилизация в исторической науке - отражение тяги к автаркии в годы ПМВ.

ВЛАДИМИР-III: Режиссер Константин Богомолов решил то ли предостеречь, то ли обличить, то ли просто выразить свое презрение к миру (довольство миром, в конечном счете, удел поросят на ферме - кормят и хорошо). В связи с этим он написал в "Новой газете" боевую статью, очень напоминающую разоблачение мармеладной мафии (мой сатирический образ - именно пародия на кинематографию, на типовой фильм о борьбе добра со злом - оба абстрактные и больше всего похожи на Труляля и Траляля), даже целый манифест "Похищение Европы 2.0". Во-первых, почему 2.0? Со времен Зевса Кронидовича Европу похищали раз сорок, так что нет, минимум 41.0. Во-вторых,.. Что ни фраза, то или банальность, или "неистовых баб басни" (так апостол Павел совершенно справедливо назвал конечный результат трудов своих). Богомолов пишет: "В XX веке атомная энергия, которой является человек, вышла из-под контроля. Человеческим Чернобылем стал нацизм". Бедные европейцы и прочие антифа... Что бы они делали, если бы фашизма по тем или иным причинам не состоялось... В одной из своих новелл я устроил из этого несвершения пытку для вполне подходящего персонажа. Или может даже не заметили бы этого, и писали о чем-то таком, но другом. Всегда ж хочется бороться против мирового зла. Хоть мармеладной мафией его назови. Богомолов пишет: "Освободившись от нацизма, Запад решил застраховаться от «атомной аварии», ликвидировав сложного человека". Вынужден разочаровать Богомолова: любая цивилизация (начиная даже не с древнеегипетской, а с неолитической) порабощает человека. Того самого сложного Маугли, который запросто наделает в углу и кинется на первую же попавшуюся фемину, подчиняясь зову Природы. Богомолов пишет: "Того сложного человека, которого Европа формировала долгие годы Христианства. Того человека, которого описывал Достоевский: одновременно высокого и низкого, ангела и дьявола, любящего и ненавидящего, верующего и сомневающегося, рефлексирующего и фанатичного. Европа испугалась в человеке зверя, не понимая, что звериное — это такая же природная и органическая часть человека, как и ангелическое. Не в силах интеллектуально и духовно преодолеть последствия нацизма, Европа решила кастрировать сложного человека. Кастрировать его темную природу, навсегда замуровать его бесов". Мне это все излияние напомнило 1996 год. Тогда Жванецкий, агитируя за Ельцина, заявил малоимущим, что теперь много молодых людей ездит на машинах, а откуда у них эти авто взялись, не важно. И надо же такому случиться, у Жванецкого угнали машину - показали, откуда у молодых людей они берутся? Надо отдать должное Жванецкому - он почти не обиделся и сожалел лишь о видеокассете с записью своего концерта. А Богомолов? Вот держу пари, он бы сказал, что этот сложный угонщик, сомневающийся и рефлексирующий, который теперь вместо убийства старушек угоняет автомобили (причем вовсе не с целью Смоктуновского), сам фашист. Обыкновенный. Богомолов пишет: "В Новом этическом рейхе человека натаскивают на любовь и лишают права свободно ненавидеть". За этим антуражем собакозащитника, борющегося против нацистов-догхантеров, как-то не замечается, что автор неправ. Просто неправ. В 2020 ненавидят ничуть не меньше, чем в 1920. Так что очередная утопия празднует поражение. И пугает только тех, кто на вопрос "как дела?" действительно начинает рассказывать как. На самом деле: я не против Природы, заставляющей меня отвинтить голову человеку, позарившемуся на мою жену. Но и не против Культуры. Надо найти баланс. Отвинтить голову культурно. Плохо, что Богомолов этого не умеет.


ВЛАДИМИР-III: Станислав Лем ГОЛЕМ XIV (1981). Этот мини-роман хорошо читается после книжки Бруно Бауэра ТРУБНЫЙ ГЛАС СТРАШНОГО СУДА НАД ГЕГЕЛЕМ, написанной в 1841 году. В ней автор-младогегельянец в сатирической форме обрушился на Гегеля от лица вымышленного защитника традиционной религии и прочих устоев, который мечет громы и молнии, обличая Гегеля в нигилизме и атеизме. Проблематика сатиры более чем понятна: есть человек, который элементарно привык к привычному: доброму боженьке, сидящему на небесах, лошадкам вместо вонючих паровозов (справедливости ради: лошадки тоже воняли, но как-то иначе, чем паровоз), социальному неравенству феодального типа (потом оно стало другим, нефеодальным, и это угнетало несчастных) и т.п. А тут приходит Гегель и лишает его «основ», подрывает их, превращает мир из залы с декоративными доспехами в бесконечный процесс саморазвития, в котором нет места боженьке, лошадкам и даже феодализму. Что делать несчастному Последышу из некрасовской поэмы? – ведь никто еще не пытался прочесть этот ее фрагмент как неизбывную трагедию умирающего от инсульта человека. Можно ли построить мировую гармонию на инсульте одного старпера, который (неужели?) когда-то даже был молодым и красивым? Но довольно Бауэра. Что там пишет Лем? Что люди сделали умного робота – как тогда их называли, «электронный мозг» (в те времена, напомню читателям молодого возраста, безбожники совершенно не интересовались богословско-догматической проблематикой торжества православия, они просиживали штаны в т.н. НИИ и мечтали об иных мирах). Этот «мозг» (ставлю в кавычки, потому как это не совсем мозг, и даже совсем не мозг) перерос своих создателей, которые (по Лему) просто запустили эволюцию, как мальчик, который случайно выпустил кролика на берег Австралии, не догадываясь о последствиях. Подросши, «мозг» стал вести себя заносчиво и читать людям лекции об их несовершенстве – и это несовершенство было чистой правдой, хотя и в очень специфическом диапазоне (представим себе оценку Великой французской революции с т.з. филателии или программирования компьютеров 4-го поколения). Ведь «мозг» не нес отсебятину, а отвечал на вопросы людей, с ним беседующих, а поэтому примерял их желания к их возможностям. Оказалось, что самое гениальное (по степени КПД) эволюционно-биологическое событие (Лем придерживался, в отличие от современных религиозных фундаменталистов, эволюционной теории) – это клетка (нет, не та, которая в зоопарке, а та, из которых состоит организм), но вот уже многоклеточное существо – тупик эволюции, поскольку мозг (настоящий, а не электронный) развиваться дальше определенного предела не может. Люди пытались помочь горю: началось выдумывание совершенных существ. На докомпьютерной стадии развития, включающей все века вплоть до ЭНИАКа, это были боги (от слова «богатый», да мир несправедлив к бедным), а после 1946 года эстафету переняли суперкомпьютеры; наиболее наивная и хитрожопая одновременно часть верующих верит, что суперкомпьютеры – это боги, а боги – суперкомпьютеры (что им еще остается?) Первое (боженька) у выдумщиков откровенно не получился. Одну из причин (их несколько) сам «мозг» назвал предельно точно: видимое непонятное пытались выразить через невидимое непонятное. Иначе тем более не получалось, потому что боженька или видим и невсемогущ, или невидим и всемогущ. Иначе трудно, невозможно было договориться с непослушными воле органами чувств. Потому что, моделируя божества по образу и подобию своему, люди, естественно, затаскивали в богословие свои страхи и комплексы. Им неприятно состоять из чего-то (особенно в части своего сознания, мышления, разума), хочется самим быть неопределимыми, и поэтому боженька тоже должен быть непознаваем. Что касается нового совершенства – уже компьютерной эры, – то ГОЛЕМ XIV (так его «зовут», т.е. куда-нибудь приглашают) просто сбежал от сделавших его людей. Лем здесь дал маху в одном простом измерении – он слишком увлекся новыми уровнями развития (хотя пощекотать нервы антропоцентристам, в т.ч. теологическим антропоцентристам – есть такое прихотливое извращение – не так уж бесполезно: вы не венец творения/эволюции, а всего лишь люди) и забыл, что диалектика существования (помимо Разума есть еще Существование) заключается в конкретности этого самого существования. Неандерталец не думает о квазарах и квантовой механике. Но они ему и не нужны. Если мне интересны перипетии развития романских литератур в Позднем Средневековье, я не обязан думать о метагалактике, равно как и не обязан разбираться в тонкостях мира элементарных частиц, причем мое незнание вовсе не мешает мне существовать. Электронный «мозг», наоборот, не может существовать без всезнания (тот же атрибут верующие докомпьютерной эры всучили богам), а я могу. Я не иронизирую над НИИ, где когда-то мечтали об иных мирах, но следует понимать, что большинству не было никакого дела до иных миров, им гораздо важнее был дефицит туалетной бумаги (был и такой в СССР в 1969). Если уж ты человек, то тебе важно то, что происходит в твоем мире. Тебе нет особого дела ни до микромира, ни до мегамира. А если есть, то это всего лишь переживания по поводу превращения Солнца в сверхновую через 10 млрд. лет. Конечному человеку не о чем говорить с бесконечными сверхсуществами. Даже, если это любопытно. Во-вторых, Лем затрагивает этику (в связи с безличностью своего «мозга»). Но почему этические нормы должны быть универсальны? И универсальны ли они? Когда (с подачи Сократа) создаются этические системы, они либо примитивны, либо условны, либо обрастают таким количество исключений из правил, что количество переходит в качество, но по-прежнему моралист говорит о моральном единстве всех людей, а всех несогласных с ним считает нелюдями (что логично: нелюди за пределами морального единства).

ВЛАДИМИР-III: Сталин сидел. Сама по себе эта информация (вдруг ложная в мире постмодернистских условностей?!) должна как минимум поразить неосталиниста. Как так? Кто ж его посадил? Ваш же любимый царь-батюшка. Та Российская империя. И Сталин, согласно действующему законодательству, не смог бы баллотироваться на пост президента Российской Федерации. Реальность издевается над любым идеологом.

ВЛАДИМИР-III: Патриот демонстрирует затаенную ненависть и зависть к другим патриотам и откровенную жалость к себе. Вблизи это производит особенно отталкивающее впечатление.

ВЛАДИМИР-III: Каков возраст персонажей ПРИКЛЮЧЕНИЙ НЕЗНАЙКИ? Они будто без возраста – взрослые дети и одновременно впавшие в детство взрослые (неизбежный компромисс детской литературы) – Карлсон тоже в своем возрасте «самого расцвета сил» (акмэ античных философов) без возраста. Но когда Незнайка попадает на Луну, кажется, что местные коротышки взрослее (во всяком случае, те, кто на должностях: полицейский комиссар, директор ресторана и др.) Тонкий намек Носова на инфантилизм советского общества? Вряд ли, но так получается. Произведение начинает развиваться само, помимо воли автора.

thrary: Крутили по Віасат Гісторі щось про неолітичну революцію. І показували мапу, як дві групи(sic!) різних неолітичних народів заселяли европу двома різними шляхами: перший: Фракія, Македонія, Панонія та на північ від Альп другий: Через архипелаг до Мореїї потім у Калабрію та в гору до Альп і звідти на захід. чи має та мапа під собою якесь підґрунтя? і як то правда, то чи не може коріння різниці між північними та південними кухнями уходити настільки далеко у часі?

thrary: The Thirty Tyrants "The deal that the American elite chose to make with China has a precedent in the history of Athens and Sparta" BY LEE SMITH Мій коментар: Багато разів різні підприємці та корпорації вирішували, що у диктатурах значно зручніше і вигідніше, ніж у США. Там достатнью домовитись лише з однією людиною. Там питання конкурентів вирішується швидко та радикально. Так само як і профсоюзні та екологічні. Робітники працюють фактично за їжу і тому лишається на приватні бізнесджети з шампаньким кристал та латиоамериканських неповнолітніх хвойд. Але як подивитись на реальні приклади -- Концесії початку 20х, індустріалізація кінця 20х-30х рр з Фордом, Каном, МакКі та ін, у 60х та далі Арманд Хаммер. Окрім останнього усі пішли по шерсть, та повернулися остриженими. А останній був значною мірою підставною особою за для обходження санкцій і отримував тупо бабло за свої послуги. Як коротко, у Сміта бізнес еліта США вирішила, що вони знайшли для себе ідеальну диктатуру (КНР) та США їм більше непотрібна. І тому зараз у США їм вже усе можна.

ВЛАДИМИР-III: thrary пишет: перший: Фракія, Македонія, Панонія та на північ від Альп другий: Через архипелаг до Мореїї потім у Калабрію та в гору до Альп і звідти на захід. чи має та мапа під собою якесь підґрунтя? і як то правда, то чи не може коріння різниці між північними та південними кухнями уходити настільки далеко у часі? Естественно! Есть балканский неолит, который пришел из Малой Азии, и есть кардиальная керамика (второй вариант). Но во втором варианте все было сложнее, и за первой волной последовала вторая. Как собственно и в первом случае. Правда, это были уже энеолитчики (Винча, Триполье), но не все.

ВЛАДИМИР-III: of Athens and Sparta Нет, все аналогии хромают. Причем здесь Афины и причем здесь Спарта? thrary пишет: Як коротко, у Сміта бізнес еліта США вирішила, що вони знайшли для себе ідеальну диктатуру (КНР) та США їм більше непотрібна. І тому зараз у США їм вже усе можна. Разве что вспоминается первый роман в стиле киберпанка ТИГР! ТИГР! Бестера. Там именно это и происходит. Но после третьей мировой (ядерной) СССР против США, и США, хотя победили, существенно ослабли. Нет, нет, нет. Китай может быть региональной, даже азиатского масштаба державой, но не мировой. География подкачала. Он имеет выход только в один океан (США - в три, СССР "лежит, касаясь трех великих океанов"). И не только это.

ВЛАДИМИР-III: Купил сегодня шикарную вещь! Уитфорд Ф. Баухаус. М.,2020.

ВЛАДИМИР-III: И заказал наконец-то изданную Мальтусову книжку Essay on the Principle of Population («Очерк о законе народонаселения»).

ВЛАДИМИР-III: Хотя нет, не так давно уже выходила (но в прошлом веке): Опыт о законе народонаселения. — Петрозаводск: Петроком, 1993 (Шедевры мировой экономической мысли. Т. 4).

ВЛАДИМИР-III: ВЛАДИМИР-III пишет: Нет, все аналогии хромают. Причем здесь Афины и причем здесь Спарта? Вообще все эти аналогии... У дельфина есть плавники, но он не рыба, есть пасть с зубами, но он не ихтиозавр.

ВЛАДИМИР-III: Свежий опрос: 23% россиян понимают патриотизм как готовность говорить о своей стране правду, какой бы горькой она ни была, следует из опроса НИУ ВШЭ. Подробнее на РБК: https://www.rbc.ru/society/24/02/2021/6034ab0b9a7947abaaa04dee?from=from_main_1 Следовательно, остальные 77% предпочитают сладкую ложь. Впрочем, (см. весь материал по ссылке) в общем и целом половине вообще все равно.

ВЛАДИМИР-III: Что лучше: сладкая правда или горькая ложь?

ВЛАДИМИР-III: Люди, ругающие ХХ век: негуманный, антигуманный он у них, просто не жили в других веках. Обывателя же переубедить невозможно - он не способен представить нечто, выходящее за пределы своего непосредственного опыта.

ВЛАДИМИР-III: Издательство АСТ выпустило в самом начале текущего года иллюстрированное издание 1984 Оруэлла. Еще Берджес прямо говорил, что оруэлловский 1984 гораздо больше похож на реальноисторический 1948 год, чем кажется из реальноисторического 1984. Художник (Игорь Сакуров) это учел, а потому Лондон и окрестности у него очень похожи на старую-добрую Англию, обработанную какой-нибудь антиутопией времен еще Уэллса, но не вышедшую за пределы старой-доброй Англии. Особенно характерна иллюстрация, изображающая Уинстона Смита в компании старика, который рассказывает ему о 1930-х, тем самым: «Веришь ли, у меня тридцать лет не было женщины. И неохота, вот что главное-то». Классический английский паб! – как из романа Коу «Экспо-58». Коротка память у обывателя. Я знаю, каково будет первое восклицание попаданца – хоть в свой год рождения: Я не знал, что вы так бедно жили!

ВЛАДИМИР-III: Надо все же купить (чуть не приобрел сегодня).



полная версия страницы