Форум » Библиотека и кинозал » Люди, книги, фильмы (продолжение) » Ответить

Люди, книги, фильмы (продолжение)

ВЛАДИМИР-III: Здесь предлагаю размещать краткие аннотации (отзывы) по поводу известных личностей и результатов их деятельности (например, книг и фильмов). В идеале - состоящих из одной фразы.

Ответов - 275, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

ВЛАДИМИР-III: Продолжаются рецензии на книжные новинки. Воронин С.А. ГЛАВНЫЕ ЗАБЛУЖДЕНИЯ НАШЕГО ВРЕМЕНИ: ОТ РЕФОРМАЦИИ ДО НЕОЛИБЕРАЛИЗМА. М.,2015. «Исследование посвящено комплексному изучению феномену либерализма, его генезису и эволюции от Реформации до современного проекта глобализации. В монографии выявлена и показана тенденция духовной инверсии, возникшей в ХVI веке и определившей контуры англосаксонского аксиологического проекта до наших дней. В научной, не политизированной форме, автор доказывает эффективность либеральной модели исключительно в рамках западной цивилизации, акцентирует внимание на невозможность, ненужность и неприменимость либерального проекта для России, Азии, Африки и Латинской Америки… и т.д. и т.п. из истории самых неудачливых стран третьего мира. В этом опусе, подражая католическим апологетическим трактатам эпохи секуляризации, автор демонстрирует наивность женского полу и двенадцати лет отроду (хотя, подозреваю, Набоковская Лолита была умнее). Он совершенно не ведает того, что консерватизм также невозможен, не нужен и неприменим для России и иных стран.

retrograde: От скуки гляжу "Тёмный ангел", двухсезонка про генетически модифицированную солдатшу. Походу, около рубежа веков на западе была мода на сериалы про сильную главгероиню - Баффи, Зена, Никита, всё в таком духе, чтобы крутая тётка всех злыдней била. Интересно, с чем это связано? Эмансипация усиливалась?

ВЛАДИМИР-III: Уже не модны? Да, всегда было интересно, чем 2000-е отличаются олт 2010-х...


ВЛАДИМИР-III: Андре Моруа ИСТОРИЯ ФРАНЦИИ (1959). Моруа, долго проживший и много написавший, олицетворяет именно французскую литературу, французского писателя, написавшего на родном языке столько, что, даже если бы все французы разом исчезли, французскую литературу будут по прежнему читать и знать еще тысячи лет, как читают и знают древнегреческую. Он - консерватор, но, скорее, этический, чем политический. Его история Франции достаточно беллетризирована, чтобы быть увлекательной, но не в ущерб фактам и содержательности. Моруа - мастер детали, и хотя все мы знаем 90%, даже больше, из истории Франции, любой читатель найдет в его эссе что-то новое и никогда не знаемое. Другая проблема встает перед любым историком, особенно если он желает (как Моруа) простыми словами рассказать среднему человеку о прошлом - проблема прошлого. Да, это не тавтология, прошлое прошло, и у нас появляется послезнание, которое всегда вредит изучению истории. Событие А повлекло событие В и т.д. Но что дает эта наша осведомленность? Ничего. Можно сколь угодно критиковать действующих лиц исторического процесса, особенно, если его конституировать по-гегельянски, как общий марш из прошлого в будущее, сколь угодно предъявлять к ним претензии из будущего, но это ничего не даст. Ни к описанию, ни к пониманию. Тем более, к оценкам. Режим А был обречен, поскольку просуществовал недолго... и т.д. И что?? Отдельный человек столь же несовершенен и столь же обречен, поскольку, как известно, существует недолго, но мы же не считаем жизнь бессмысленной тратой времени, ошибкой природы. Хотя все или почти все герои любой исторической книжки уже давно умерли, и мания текущего момента (А умер год назад, а я еще жив, значит я был прав!) имеет почву для снобизма. Но на самом деле через 1000 лет разница между дедом и внуком почти исчезает, и в XXX веке XXI будет выглядеть несколько иначе. Если уж так хочется навзвешивать историю, было бы интересно написать ее с т.з. всех ушедших политических режимов с их мировоззрением, а совсем интересно - дать прошлому высказаться о будущем, со своих позиций - а не с позиций будущего послезнания. В конце концов, каждый французский король знал, что рано или поздно его похоронят в Сен-Дени, а каждый политик забудется в сереющем мареве прошлого, если его не увековечит литературный талант Дюма или Дрюона. Вот уж где вопрос о смысле жизни теряет смысл. Наверное, мастерство историка-популяризатора в том, чтобы дать вкус времени, каждой эпохи, ее прелесть, пробудить в читателе желание жить там и тогда и не думать о том, что Жанну д'Арк сожгут, Наполеона сошлют, а Третья республика падет. Такова моя концепция будущего трактата САНГВИНИК ПЕРЕД ИСТОРИЧЕСКОЙ КАРТОЙ, но не вся. P.S. Будучи французским патриотом, Моруа, конечно, нет-нет, да начинает «петь лазаря» и жалеть Францию – самую несчастную, самую жертву, самую самую… Каторжное ядро на ноге любого патриота, совершенно не трогающее патриотов других стран. Это еще полбеды. Если французский патриот пишет историю Франции. А вообразите, что получится, если историю Англии поручить русскому патриоту – верующему во всемирный жидо-масонский заговор.

retrograde: Dark Angel кончился как-то либерально - генетически модифицированные создали своё сообщество и, видимо, качали бы свои права в Америке, если бы сериал не закрыли (3 сезон мог бы вроде быть, но нет). В реальности, имхо, этих всех мутантов скорей всего поубивали бы как угрозу. Ну, или использовали бы как расходный материал в своих целях. Ведь люди всё-таки коварные существа. Ещё решил поглядеть Dark Knight. Сюжет про Айвенго превратили в какое-то фентези с магией и всем таким. Имхо, всё-таки Айвенго лучше делать чем-то псевдоисторическим, чем дикой фентезятиной.

ВЛАДИМИР-III: Dark, Dark - особое значение слова "темный" в начале XXI века)) А вот Моруа отметил особое значение слова "маленький" во французском ментальном и ономастическом пространстве в начале ХХ века.

ВЛАДИМИР-III: Жанне д'Арк по-английски с фамилией не повезло))))))))

ВЛАДИМИР-III: «La Bamba» — мексиканская народная песня, наиболее известная в адаптации американского исполнителя Ричи Валенса, написанной им в 1958 году. В СССР и других странах Восточного блока песня стала популярной в исполнении другого американского певца — Дина Рида. В песне ощущается влияние испанского фламенко и мексиканских ритмов. Используются скрипка, харана (гитароподобный 5-струнный мексиканский инструмент), гитара и арфа. Тексты песни очень сильно разнятся, так как исполнители часто импровизируют во время выступлений. Однако, некоторые версии (например Mariachi Vargas de Tecalitlan и Los Pregoneros del Puerto) стали самодостаточными, благодаря популярности их исполнителей. Традиционное звучание «La Bamba» заключено в основной мелодии, сохраняющейся во всех вариациях. Название танца, которое не имеет точного перевода на русский, вероятно связано с испанским глаголом bambolear, означающим «трястись» или, возможно, «топать». Традиционная «La Bamba» часто исполнялась на свадьбах в Веракрусе, когда невеста и жених исполняли свой первый танец. В настоящее время эта свадебная традиция по большей части утрачена, но танец сохранился благодаря популярности ballet folklórico (собирательный термин для традиционных латиноамериканских танцев, которые подчеркивают местную народную культуру). Танец во многом исполняется так же, как традиционный, показывая единство пары новобрачных через выполненные в унисон сложные изящные движения, так же как и через создание великолепных изгибов из листона, длинной красной ленты, с помощью одних только ног. Часть песни со слов «ay arriba» предполагает в танце активные движения ногами, называемые «zapateado», которые делаются все быстрее и быстрее с ускорением темпа музыки. Повторяющиеся слова «Yo no soy marinero, soy capitán» (дословно: «я не моряк, я — капитан») обращены к морскому побережью Веракруса и обещанию мужа, что он останется преданным своей жене. Из ВИКИПЕДИИ. На мой взгляд, лучшее исполнение этой песни - Империо Архентина в конце 1930-х - https://drive.gybka.com/song/63216209/IMPERIO_ARGENTINA_-_06-_LA_BAMBA/ Империо Архентина - псевдоним Магдалены Ниле дель Рио - заслуживает внимания: Магдалена Ниле дель Рио, более известная в мире под своим артистическим псевдонимом Империо Аргентина (по-испански произносится "Архентина"), — популярная испано-аргентинская актриса, певица и танцовщица. Дочь гибралтарского гитариста британского происхождения Антонио Ниле и испанской танцовщицы Розарио дель Рио, она родилась в типичном портовом квартаре Сан Тельмо (Буэнос-Айрес, Аргентина). С самого раннего детства она начала петь и танцевать. Её артистический дебют состоялся в кафе, когда ей было всего 4 года, и в качестве премии она получила бесплатное молоко. Ее официальный дебют состоялся в 1924 году в Театре Ромеа в Мадриде во время путешествия, которое ее родители совершали по Испании. Драматург и режиссер Хасинто Бенавенте, восхищенный искусством юной креолки, сравнил ее со знаменитыми в ту пору исполнительницами Аргентинитой (La Argentinita) и Пасторой Империо (Pastora Imperio). Так возник ее артистический псевдоним Империо Аргентина. В 1928 году она была приглашена в Германию для съемок в фильме, но ее действие на экране длилось всего несколько минут. Когда ей исполнился 21 год, испанский режиссер Флориан Рей (Florián Rey, настоящее имя Antonio Martínez del Castillo) пригласил Империо сняться в музыкальном фильме. Империо Архентина сыграла множество ролей в музыкальных фильмах, в том числе снятых знаменитым сэром Александром Корда. Ее кинопартнерами были великий Карлос Гардель и Морис Шевалье. Кинематографическая слава пришла к ней именно после того, как она сыграла в одном фильме с Карлосом Гарделем. Это был фильм 1932 года «Мелодия квартала» (Melodía de arrabal). Она также стала одной из четырех актрис и певиц, которым удалось спеть с ним дуэтом. Ходили слухи, что их отношения носили не только деловой характер, но оба предпочитали не распространяться на этот счёт. Её много критиковали за то, что она приняла приглашение нацистского министра пропаганды Геббельса приехать сниматься в Германии. Она была представлена Гитлеру, который рассчитывал, что она сыграет роль Лолы Монтес, ирландской авантюристки и танцовщицы (Гитлеру очень нравилась эта личность). Однако данный проект не был реализован, но зато была поставлена испанская версия «Кармен». Фильм режиссера Флориана Рея «Carmen (la de Triana)» («Кармен (та, что из Трияны)»), снятый в 1938 году на Берлинской киностудии, стал одной из лучших экранизаций повести П. Мериме, а Империо Архентина была просто великолепной Кармен. Фонтан эмоций, бронебойный характер, решительность, непосредственность, уверенность в себе, страстность и музыкальность — вот далеко не полный перечень достоинств её героини. Во время пребывания в Германии Империо познакомилась с Марлен Дитрих, с которой очень подружилась. Также она познакомилась с еще одной испанской актрисой Эстрельитой Кастро, тоже приглашенной в Германию для участия в съемках. Обе испанские актрисы покинули страну после «Хрустальной ночи» (Kristalnacht), когда начались еврейские погромы. Империо наутро после погрома обнаружила знакомую хозяйку шляпного магазина убитой вместе с её мужем, а магазин разгромленным. После этого она изменила свое отношение к гитлеровскому режиму. Однако Империо Архентина никогда не скрывала своих симпатий к авторитарному режиму, который установился в Испании в эту эпоху. Среди её официальных поклонников были братья Примо де Ривера и даже сам генерал Франсиско Франко. Ее симпатии к Гитлеру закрыли для нее сцены театров Нью-Йорка, Буэнос-Айреса и Мехико, в которых она раньше выступала. После её возвращения в Испанию Флориан Рей снял с ней несколько картин, основанных на фольклорной тематике. В них она спела свои самые известные песни. Ее гражданский брак с Флорианом Реем был непродолжительным, также как и церковный брак с Рамоном Баильо, носившим благородный титул Графа де Кабесуэлас. Их развод подвергся суровой критике Церкви. Затем у нее были романтические отношения с актером Рафаэлем Ривельесом, который стал ее самой большой любовью. Потеря двух детей оказалась для нее самым тяжелым ударом в жизни. В 1940-х годах Империо работала с режиссером Бенито Перохо, снявшись в четырех фильмах. В 50-е годы она имела успех в музыкальных постановках. В 60-е вновь снялась в двух фильмах. В 50-е годы еще одна персона первой величины оказалась у ее ног — Фидель Кастро. Команданте был восхищен артисткой, которая имела огромный успех в предреволюционной Кубе. Говорят, что ее красота и большой талант составляли превосходный коктейль для достижения несомненного успеха у мужчин и на сцене. В Переходный период (после смерти диктатора Франко) Империо Архентина утратила часть своей популярности, по крайней мере, как кинозвезда, в частности по причине своих отношений с прошлым режимом. После некоторого периода забвения она заново была «открыта» публикой на Международном кинофестивале в Сан-Себастьян, и с этого момента началась ее новая «золотая» эпоха. Она снялась в фильме, выступила в спектакле. В 1996 году была выбрана ведущей фигурой фиесты в Сарагосе в честь празднования столетия кино в этом городе. В 2001 году она опубликовала мемуары Malena Clara, написанные драматургом Педро Вильора. Империо Архентина ушла из жизни в своем доме в Малаге 22 августа 2003 году в возрасте 92 лет. В 2011 году, спустя 8 лет после ее ухода, в ее честь заложили Звезду на Аллее Славы в Мадриде. http://musplanet2.narod.ru/Imperio_Argentina.htm Дополнение из испаноязычной ВИКИПЕДИИ: В 1937 году, когда она была на Кубе, ее пригласило в Германию правительство этой страны. Во время ее пребывания, в разгар нацизма, очарование актрисы пленило самого Адольфа Гитлера, который в 1938 году попросил ее лично встретиться. Когда она была представлена фюреру, диктатор предложил ей все условия, чтобы остаться работать в стране, в том числе предложение сняться в фильме на испанском и немецком языках, о жизни Лолы Монтес , авантюристки и танцовщицы. Проект не был реализован, но Империо снялась в 1938 году в испанской версии «Кармен» по мотивам Проспера Мериме под названием «Кармен, ла де Триана". Несколько лет спустя Аргентинская империя заявила об Адольфе Гитлере: «Гитлер хотел быть моим любовником». И хотя она никогда не отвечала взаимностью на чувства диктатора, она никогда не сомневалась в признании его «достоинств»: «Я уже много раз говорила это, даже если вы не хотите в это верить: Адольф Гитлер был очень привлекательным человеком». Также, не смотря на критику, Империо Архентина приняла приглашение Геббельса, министра пропаганды Третьего рейха, работать в Германии. В киностудии УФА она снималась вместе с Марлен Дитрих. С учетом того, что Марлен была бисексуальной, было высказано предположение, что у обоих был роман, что Империо всегда отрицала. Империо также встретила Эстреллиту Кастро во время съемок фильма «Марикилла Терремото». Две испаноязычные актрисы покинули Германию после событий кровавой "Хрустальной ночи" https://es.wikipedia.org/wiki/Imperio_Argentina Вот такие люди жили в ХХ веке...

ВЛАДИМИР-III: Вышел последний - четвертый том СОБРАНИЯ ТВОРЕНИЙ Ямвлиха - философа-неоплатоника III века. Что тут скажешь? Любой идеализм мечтает быть материализмом. Ему мало сущностей, которые просто в непонятном где-то существуют, нужны проявления, действия, силы (отсюда такое внимание к платоновским "силам"), ему было бы невыносимо жить в "царстве не от мира сего", потому что философы-идеалисты живут не в том, а все же в этом мире. Надо быть уж совсем затравленным, чтобы сочинить систему, в которой идеальные сущности никак себя не проявляют. Но тут кроется опасность - то, что себя проявляет, доступно изучению, и уже этим рискует попасть в научное поле материализма - возьмется да и выяснится, что гром гремит вовсе не от того, что святой Илья на колеснице по небу ездит. Поэтому идеалист всегда в смущении и робости. Ведь придется за что-то отвечать - ужас! Я даже встречал идеалиста, рассуждающего о политике, что, дескать, враги России все за него сделают - страну развалят, потребительское общество изничтожат, что б было легче воссоздать мобилизационный проект, а ему самому ничего делать не придется и ни за что не отвечать тоже - Идеаль! (Бегбедер даже завидует...)

retrograde: «Завтра встану и ошпарюсь чаем», другое название «Завтра утром я обожгусь чаем» (чеш. Zítra vstanu a opařím se čajem) — фантастическая кинокомедия чешского режиссёра Йиндржиха Полака. По одноименному рассказу известного чешского фантаста Йозефа Несвадбы. Действие происходит в недалеком относительно времени фильма будущем (1996 год), в котором открыты элитные средства против старения, а также доступна возможность путешествия во времени. Компания «Universum» занимается туристическими экскурсиями в прошлое — с помощью специальных космических кораблей, выходящих на орбиту и перемещающихся там во времени. После посадки обратно на планету, туристы могут обзорно наблюдать за прошлым, не выходя при этом за пределы кабин. Этой возможностью решает воспользоваться группа нацистов, которые решили вернуться в 1944 год и передать Гитлеру украденную из военного музея в Вашингтоне портативную водородную бомбу, чтобы нацистская Германия смогла одержать победу во Второй мировой войне. Но как говорят скептики, история не терпит сослагательного наклонения! Из-за нелепой случайности, вместо нанятого нацистами ракетного пилота, нахального и циничного авантюриста Карела Буреша, раздобывшего для них коды открытия шлюзов корабля, в прошлое летит его брат близнец, скромный и добродушный романтик инженер Ян, ничего не подозревающий о коварном плане его пассажиров, и это только начало череды невероятных и смешных недоразумений, которые помешают нацистским преступникам переписать прошлое… ------- Интересное описание, из википедии. Надо взять на заметку и как-нибудь поискать этот чудо-бред.)))

ВЛАДИМИР-III: retrograde пишет: передать Гитлеру украденную из военного музея в Вашингтоне портативную водородную бомбу Одну штуку? retrograde пишет: чтобы нацистская Германия смогла одержать победу во Второй мировой войне. в связи с вышеизложенным маловероятно. Применение ядерного оружия в 1945 против Японии имело смысл, поскольку у США была уже не одна и даже не две бомбы.

ВЛАДИМИР-III: АББАТСТВО ДАУНТОН, или Борьба с биологией. Этот очень качественный британский сериал по мотивам эпохи 1912-1926 годов не лишен общего родового признака именно британских сериалов (в мировой практике все сериалы делятся на сериалы вообще и британские сериалы – вторые отличает то, что по ходу действия с главными героями обязательно случится трагедия и не одна), но этот признак мало-помалу превращается в настоящее проклятье рода Кроули. Судите сами: в семействе, состоящей из графа Грэнтэма и его жены-американки рождаются три дочери. Само по себе это дурной знак (во всяком случае, с т.з. средневековых генеалогий, поскольку недвусмысленно указывает на конец рода по мужской линии). Ничего не поделаешь – от иных мужчин рождаются только дочери (известная генетическая коллизия). Дальше – больше: как только три дочки взрослеют, тут же просыпается сексуальность, достойная латиноамериканок. По порядку: 1) леди Мэри теряет невинность с помощью предсмертных усилий османского дипломата, которого видит первый и последний раз в жизни, затем этот «порченный товар» достается близкому родственнику, который умудрился пройти с ужасными ранениями всю первую мировую войну и погибнуть, произведя наконец-то мальчика, в банальной автоаварии, затем еще пара интимных романов с лордами, которых не скрыть; 2) леди Сибил, которую все аристократические порядки порядком достали, сбегает с шофером (как не вспомнить АЛУЮ ЧУМУ Джека Лондона?!), и она же умирает от родов, лишив зрителей удовольствия от последующих ее приключений на интимной почве; 3) леди Эдит – самая некрасивая и кандидатка в старые девы едва не отдается фермеру в ходе освоения трактора (советские люди наивно полагали, что первой трактористкой была Паша Ангелина, а первой летчицей – Осипенко), потом – газетчику, потом – кузену Берти (я ж говорю – истинно латиноамериканская тяга к кузенным бракам); 4) их кузина Роуз – бесенок эпохи джаза и коротких юбок, а поскольку истинная аристократка позволяет себе все, что пожелает, она черпает вдохновение и цветных партнеров в джаз-пабах, и когда (в пятом сезоне) глава семейства, наконец, выдал ее замуж за отпрыска еврейского барона, вся съемочная группа вздохнула с облегчением. И это не считая романов, в пучину которых способны броситься все остальные киногерои с истинно британским достоинством и немногословностью вне зависимости от возраста и пола. Я подозреваю, режиссер показал далеко не все. Побочным продуктом всей этой бурной деятельности становятся дети: сын Мэтью и Мэри растет без отца, дочь ирландского шофера-фения и Сибил – без матери, внебрачная дочь Эдит – вообще мыкается по каким-то приемным семьям, что создает дополнительные трагедии. Глава семейства и прочие статисты этого танца биологии самоотверженно борются с напором «природы» (в средневековом смысле этого слова), в каждой серии решают по две-три проблемы, возникающие из-за того, что кто-то с кем-то переспал или сбежал. Но борьба в общем безнадежна, их силы имеют предел, и сами они буквально ежечасно испытывают мощный напор фрейдистского «оно» – я бы не удивился ни роману Роберта Грэнтэма, ни серьезному роману на стороне его жены, хотя им уже за полтинник, уж если леди Вайолет (матриарх викторианской Англии) нашла русского князя-белогвардейца и сама чуть с ним не сбежала. Нет, никак культура не может обуздать природу, биологию. Вот главная мораль сей басни. Как говорится, история, достойная пера Эмиля Золя, или как сказала леди Вайолет: «Всегда что-то не то…»

ВЛАДИМИР-III: Михаил Викторович Зыгарь в своей журналистской все-же книге ИМПЕРИЯ ДОЛЖНА УМЕРЕТЬ рассказывает все или почти все то, что в СССР знали даже школьники: гнилость самодержавия, бесперспективность развития страны, борьба против свободомыслия, революция как единственный выход из сложившегося положения и т.д. Причем, подает это все едва ли не как сенсации, очередные разоблачения (раздевания со времен ХХ съезда) - вот уж точно неожиданность для 2017 года; если опросить людей 1987 года, они бы никак не предсказали, что "Долой самодержавие!" в 2017 будет экстремистским высказыванием и вообще чем-то экзотическим. Но этот ликбез размывает общую концепцию книги, она теряет четкость форм и ясность причинно-следственных связей. Разумеется, революция 1917 года не случилась вдруг, тем более в результате того, что кто-то кого-то подкупил (главный ответственный обывателем назначается в зависимости от внешнеполитических приоритетов, и если Россия поссорится всерьез с Китаем, будьте уверены, революцию 1917 сделают задним числом китайцы, которых в Петрограде, действительно, было очень много) - люди, живущие на одну зарплату, не могут себе представить иного механизма развития мировой истории, а суть следствие всех процессов начала ХХ века (в том числе в мировом масштабе), те - в свою очередь - базируются на событиях конца XIX, истории Пореформенной России, конец XIX - на екатерининско-николаевской России и т.д. до палеозоя. Это все верно, но не так важно для ответа на главный вопрос, и долгое пересказывание детства и юности главных героев книги мало что дает к их роли в 1916 (Толстой к тому времени вообще уже существовал в качестве классика из прошлого). Нет, Элем Климов в АГОНИИ подошел к вопросу лучше - сконцентрировав всю предреволюционную историю в один предреволюционный год, добившись почти чеховского "сгущенного бульона", и так результативнее получилось: нечто происходит накануне, и у нас ответ почему это произошло - из прошлого. В конце концов, не все потенции и пути истории осуществляются, потому результат тех или иных событий часто совсем не похож на ожидания. Интересно было бы сравнить утопии будущего в сознании людей 1900-1916 годов (дореволюционной России) с их реализацией в 1917-1933 - тоже 17 лет (Алиса в Зазеркалье!) Конечно, Зыгарь применил новаторский (для 2010-х) метод - вместо быта царей-государей, постельного белья их фрейлин, спермы Распутина и т.п. как-то заинтересовался тем, что происходило за пределами дворцов поздней Российской империи - что думали, о чем спорили, что читали, что писали, на что надеялись, что планировали. Да, дожили... И это приходится раскапывать, как в Макондо Гарсия Маркеса, где под конец уже никто ничем не интересовался. Все-таки концепция концентрации 1916 года предпочтительнее. Собственный намек понял. А Зыгарь – не историк. Он сознательно выкапывает в прошлом именно то, что может заинтересовать современников, но могло не вызывать никакого интереса там – в прошлом. Как, например, помню целый класс детей современной российской полуэлиты, который очень заинтересовался моим рассказом о золотом стандарте и возможности до 1914 покупать золото – «рыжики». Финансирование, кадровые перестановки, пиар, релакс в сауне (со скидкой по абонементу) – Шпенглеру надо было бы обратить внимание на взаимное непонимание разных эпох, а не цивилизаций.

ВЛАДИМИР-III: У конформиста спрашивают: --Вы поддерживаете введение смертной казни за конформизм? Конформист: --Конечно поддерживаю!

ВЛАДИМИР-III: К главным недостаткам вышеупомянутой книги Зыгаря ИМПЕРИЯ ДОЛЖНА УМЕРЕТЬ относится, прежде всего, его (журналистская? какая еще?) неутомимая тяга сопоставить ряд событий, едва ли не отождествить Россию начала XX века и Россию начала XXI века – иногда до смешного, перечисляя все обиды либералов на современное российское правительство. Обывателю нравится мыслить историю в категориях повторяемости событий – так спокойнее и безопаснее (старый анекдот о памятнике Пушкину, где Сталин читает произведения Сталина – всего лишь отдаленное последствие этого мещанства). Но я – историк, и фальшивые ноты журналиста не могут не терзать мой слух, поэтому обилие в тексте неологизмов XXI века как минимум удивляет – неужели читатель Зыгаря столь невежественен по исторической части? Нет, Российская империя 1900-1917 годов и Российская Федерация 2000-2020 годов – очень разные страны, лишь частично совпадающие территориально, а следовательно, причины, ход и следствия всех (я не преувеличиваю – всех!) процессов будут в обоих случаях совсем иными, а следовательно, никакие рецепты ни в ту, ни в другую сторону не действуют: представления о мире среднего россиянина начала XXI века не могут прояснить для него ситуацию в России 1905 года, а подражание предкам начала ХХ века ничем не поможет в наше время. Смотрите – это же элементарно! Во-первых, ономастика. Российская империя. Российская Федерация никогда не будет так называться. Не только потому, что она не империя. И не только потому, что нынешние «русские имперцы» неопределенно-бурого цвета (результат смешения черных, желтых, белых, коричневых и красных тонов) – гораздо дальше от Российской империи, чем либерал Милюков или социалист Горький. Почему – смотрите ниже. Во-вторых, Российская империя в 1897 году насчитывает 130 млн. человек населения, а в 1917 (включая население оккупированных в ходе войны территорий) – 172 млн. Хотя эти люди – прямые предки подавляющего большинства населения современной РФ, это совсем другие люди. Тех уже нет никого в живых. Я менее всего хочу сказать, что они «лучше» или «хуже» (все эти немедленные взвешивания: «лучше» - «хуже» – результат малознания, когда взвешивателю ничего другого не остается), я хочу сказать то, что сказал: они совсем иные. Подавляющее большинство наших современников, попади они туда, не смогли бы жить той жизнью, главное – в той ментальности. Например, по переписи 1897 года в Российской империи 1900 тысяч дворян – 1,5% населения не считая Финляндии (не только русских – в границах Конгрессовой Польши их 180 тысяч, преимущественно поляки). В Российской Федерации на дворянское происхождение претендуют не менее 30% населения, а если подумать, то и 90%. Судя по всему, потомки крестьян, которых в 1897 году было 97,6 млн., массово вымерли за эти сто лет – одни дворяне остались… минимум, на что согласен современный рысиянин – это купец первой гильдии. Далее, городское население в 1917 году – 18%, в 2020 – 75%. Грамотных в 1897 – 28%, в 2020 – почти все. Высшее образование к 1917 имеют не более 2 млн. человек. В школу ходит даже в 1914 только каждый третий, а студентов в 1898 в 254 раза меньше, чем в 2020. Совсем иной национальный состав. Совсем другой религиозно-конфессиональный состав. Если вам все еще кажется, что средний рысиянин в 1905 году смотрел в прямом эфире первого канала репортаж с позиций российских войск (За Родину! За Сталина!) в Мукденском сражении, проверяя дневник сына-гимназиста и подсчитывая, во сколько обойдется тур в Османскую империю следующим летом (если турки не собьют очередной самолет «Муромец»), вам трудно будет понять прошлое. Это далеко не все. Конечно, если история представляется вам чем-то вроде компьютерной стратегии, отличие между юнитом в «Цивилизэйшн» в 1900 и 2020 годах будет небольшим и количественным, но в невиртуальной реальности начинаются качественные неожиданности. Общество рубежа XIX и XX веков было обществом коренного неравенства, иногда это неравенство даже называют «социальным расизмом». Не только российское общество. Любое. Хоть американское, при всем его демократизме. Что такое коренное неравенство, объяснить обывателю XXI века почти невозможно – в его жизни нет никаких ориентиров, которые бы могли помочь осмыслить это явление. Может быть… например, если вы – Иван Петрович Сидоров – в драном армячишке бредете по тротуару мимо ресторана (нет, без эпитета «фешенебельный», просто ресторана), куда вы не попадете никогда по элементарной причине – нет денег, а швейцар вам.., нет просто тебе кричит: пшел вон, мужик сиволапый, здесь карета Великого князя остановится. А если гопник посмеет подмигнуть девушке дворянского сословия, его высекут (запросто – до 1904 года); поэтому гопники (пардон, я допустил анахронизм – надо «босяки») ученые (здесь это слово означает не только ученую степень, но и степень поротости) и знают, что можно, а что нельзя. Мне возразят, что современное российское общество столь же неравно, а иначе не может быть при капитализме (хотя из гопнических соображений – отрицать, что ты пидор, даже если ты пидор – патриоты распространяют демагогию о «едином народе»). Верно, но современная российская «элита» – всего лишь продукт распада советского общества (из грязи в князи), она вторична после советского эгалитаризма, как вторична любая религиозность после журнала «Безбожник» и достижения всеобщей грамотности. Это не самое обидное. В начале XX века у российского общества была перспектива развития, которой нет у современного российского. Это кратко, не буду объяснять подробно, потому что понять это гораздо сложнее, чем социальный расизм. В России начала ХХ века были политические партии и программы, сейчас их нет. В России было понимание своего места в истории и географии, сейчас его нет. В России начала XX века полтора миллиона человек в год (преимущественно крестьян и мастеровых) заражались сифилисом, но зато была литература, живопись, философия, музыка, передовая наука, сейчас сифилитиков в 10 раз меньше, но зато ничего этого нет. В России начала ХХ века религия была пережитком прошлого, сейчас живут до 70 лет… В России начала ХХ века была огромная младенческая и детская смертность (представьте даже гимназический класс – для детей состоятельных подданных – который за учебный год сокращается на 2-3 гимназиста), но зато были купцы-старообрядцы, студенты-бунтари, курсистки, не подающие руку жандарму, бессарабские помещики, немцы-колонисты, богатые хуторяне, евреи-шинкари, бакинские миллионеры, сейчас… Нет, я вовсе не считаю потерю всего этого и эти сплошные «нет» современной России чем-то вроде мирового заговора (дурачье всегда остается в дураках, но видит причину этому в ком угодно, кроме себя), превращение страны А в страну Б произошло вполне закономерно, и если заинтересоваться историей ХХ века, можно даже узнать как именно это происходило. А современные русские даже на полицейского напасть толком не могут, в отличие от своих современников в Париже или Амстердаме. Одним словом, разница между Российской империей 1900 года и Российской Федерацией 2020 года – сродни разнице между понятиями «будущее» и «дохлятина». Хотя бы потому что в России начала XX века элементарно качество управления было лучше, и не стоит думать, что если те графья-князья дали себя свергнуть – значит не такие уж, они дали себя свергнуть тому обществу. Это общество не способно даже своих «элиток»… Одним словом, то, что является важным и первостепенным для человека начала XXI века, может быть совершенно несущественным для людей начала XX века, и наоборот. Поэтому трудно Зыгарю пересказать ту эпоху.

retrograde: Решил ещё поглядеть западных мультсериалов. Смотрю новую Ши-Ра, от Нетфликс. Тот ещё мультик - у одного из персонажей двое пап, какие-то ещё лесбийские мотивы, похоже. Вот значит, какие теперь мультики пошли. Что это - эпоха победившего либерализма?)))

ВЛАДИМИР-III: Одним словом, то, что является важным и первостепенным для человека начала XXI века, может быть совершенно несущественным для людей начала XX века, и наоборот.

ВЛАДИМИР-III: Дмитрий Быков слишком критически относится к роману Горького ЖИЗНЬ КЛИМА САМГИНА. Настолько, что можно заподозрить простую зависть – во всяком случае, до сих пор Быков ничего подобного не сотворил. А 60-летний Максим Горький сумел насытить роман таким количеством эротики (именно это сильнее всего поражает Быкова), что сам удивляешься (если б юность знала... если б старость могла...) Роман прекрасен, сериал по роману – еще прекраснее (редкий случай), но я хочу не о Горьком и о романе, а о самом Дмитрии Быкове на фоне ЖИЗНИ КЛИМА САМГИНА. Вместо никому (кроме небольшой аудитории) не интересных романов Быкова – этих "ЖД" и "Истребителей" (не интересных не потому, что они так уж плохи, а потому, что эпоха Сталина надоела уже всем, кроме неосталинистов, да и они о ней имеют весьма приблизительные представления), попробовал бы он себя состарить на 100 лет – перенести себя в прошлое, в Дореволюционную Россию. Поможем писателю? Напишем его биографию? Я ведь такую простую вещь придумал еще в 23 года, когда продолжая играть в 1913 год (теперь уже вместе со своей первой женой), состарил себя на 84 года (1890 г.р.) Не понимаю, почему ему – поклоннику модерна – такая простая вещь не пришла в голову. Итак, Дмитрий Львович Быков (по отцу Зильбертруд), родился в 1867 году в Москве (кстати, на год старше Горького). Выкрест. Жил с матерью после фактического развода родителей (на бумаге они до смерти Зильбертруда в 1887 продолжали состоять в браке – как и сотни тысяч – не преувеличиваю! – современников). В 1884 окончил гимназию с золотой медалью. Из Московского университета в 1887 исключен за участие в кружках и забрит в армию (куда-нибудь в Туркестан). После службы (выпускники гимназии служили полтора года) – в 1891 году оканчивает провинциальный университет (скорее всего, Казанский – факультет ненужных вещей историко-филологический. Однако к знаменитой Казанской лингвистической школе не примыкал. В 1892-1893 годах – один из первых декадентов (мы же не забыли членство Быкова в Ордене куртуазных маньеристов, на творении которых – ЭРОТИЧЕСКИЕ ТАНКИ Рубоко Шо – я 20-летним студентом опростоволосился перед известным японистом), публикует стихи, сотрудничает с Бальмонтом, Сологубом, но не с Мережковским, с которым у него вражда (я знаю, что Быков видит себя "реинкарнацией" именно Мережковского – тем интереснее будет их вражда). Быков в 1890-х печатается в "Ниве" (аналог "Огонька"), ряде других изданий, даже в "Биржевых ведомостях". Литературовед, но не писатель. Написать нечто, что бы соперничало с ранним Горьким, зрелым Чеховым или поздним Толстым, у Быкова (как насчет псевдонима?) не получается. Зато Быков пишет интересные литературные колонки и читает лекции, в т.ч. в провинции. Да, с 1892 живет в Москве. Главный заработок – преподавание в гимназии. По собственному признанию, больше всего ценит АННУ КАРЕНИНУ Льва Толстого, хотя с самим автором не поладил и рассказывает анекдоты о скандалах помещика Толстого с крестьянами, а также УЛЕНШПИГЕЛЯ де Костера и ИСПОВЕДЬ Августина, а также кое-что Мопассана, с которым даже успел познакомиться в Париже накануне смерти (вместо далеких и еще полудиких Северо-Американских Соединенных Штатов, Быков чувствует себя как дома в Париже времен Золя и дела Дрейфуса). Всех остальных любимых писателей Быкова (начиная с Житинского) еще нет на свете. Быков – убежденный противник Александра III и Победоносцева. Хорошо отзывается об Александре II. Либерал. Сторонник конституционной монархии на основе развития земского движения. В 1901 году участник манифестации у Казанского Собора. Выслан под надзор полиции в Вятку. В это время на Быкова самое большое влияние оказывает Розанов, но житье в Вятке не позволяет Быкову участвовать в заседаниях Санкт-Петербургского религиозно-философского общества, а когда Быкову разрешают жить в столицах (1903), заседания Общества уже запрещены. В 1903 году Быков пишет роман-антиутопию "Дэ жэ" (от французского "дежавю"), в котором описывает историю Россию как бесконечное хождение по кругу. Прогрессивная и революционная интеллигенция осуждает роман и автора, примерно та же реакция у "правого лагеря". Русско-японскую войну Быков считает безумием, но участвует в комитете помощи раненым воинам. Знакомство с Леонидом Андреевым. Тогда же Быков начинает сотрудничество в горьковском "Знании". В 1905 Быков узнает о событиях 9 января, будучи в Москве. Ходит на полулегальные митинги (в те времена митингом именовалось любое собрание, в т.ч. в закрытом помещении), печатает листовки. Примыкает к социал-демократам и резко критикует либералов ("Либерализм сегодня — это точный, трусливый и подлый выбор слабака. Он знает, где сила, и противостоять этой силе боится"), но затем отходит от них и сближается с земцами-конституционалистами. Как и все либералы того времени, боится и одновременно восхищается эсерами-террористами. Еще раз арестован, но выпущен по амнистии 17 октября 1905 года. Свидетель Декабрьского восстания в Москве. Легко ранен шальной пулей. Член Конституционно-демократической партии. Однако после созыва первой Думы от политики в прямом смысле отходит и опять посвящает себя литературоведению. По-прежнему ни его стихи, ни проза большой популярностью не пользуются. Затмить Блока или Андрея Белого у него никогда не получится, но с ними он дружен и теперь чаще бывает в Петербурге. Период "реакции" предсказуемо становится эпохой быковского проповедничества. Он одновременно против государственной церкви казенного православия и против богостроительства Горького и Луначарского, а сблизиться с "церковью третьего завета" мешает личная вражда с Мережковским и особенно с Гиппиус, которая посвящает ему пару злых эпиграмм. Быкову не нравится Достоевский, однако своими постоянными нападками на него он, как не странно, создает вокруг умершего в 1881 году писателя ажиотаж и способствует его заметной популяризации. Толстой, по Быкову, тоже не однозначен, но в 1910 он успевает в Ясную Поляну на похороны и пишет целую книгу о творчестве писателя. К 1912 относится крупный исторический роман Быкова - "Миноносец" - о событиях Русско-турецкой войны 1877-1878 и убийстве Александра II. На него заводят дело об оскорблении императорской фамилии и святотатстве. Амнистия к 300-летию Дома Романовых закрывает дело. Знакомство с Буниным. В 1913 Быков знакомится с Маяковским и вдрызг с ним ругается после долгого и мучительного спора, в котором Маяковский пытается доказать Быкову, что он – атеист, а Быков доказывает Маяковскому, что этого не может быть. Маяковский так пишет о литературном критике: "Он хочет всем доказать, что он знает их лучше, чем они сами себя". Словом "быковщина" он теперь называет любое намерение приписать религии "все хорошее" и лишить ее "всего плохого" - беда только, что "хорошее" и "плохое" определяет сам Быков. Ссора столь велика, что Быков вообще перестает упоминать о Маяковском. Своего единственного ребенка (от грузинки-курсистки) Быков называет на французский манер Шарлем – в честь автора УЛЕНШПИГЕЛЯ. Это, конечно, самый первый набросок, и специалист по быковедению (есть такие?) может добавить немало интересных подробностей. Но суть примерно такова. И вопрос: а в лучшую ли сторону отличается этот уроженец прошлого Быков от Клима Самгина? Да, и еще: у Быкова в 1892-1913 не будет ни одной литературной премии; тогда это не было принято - еще одно существенное отличие Серебряного века от ...

ВЛАДИМИР-III: Сравнительно с набоковской ЛОЛИТОЙ бунинская новелла ЛЕГКОЕ ДЫХАНИЕ (1916) - короче и сильнее. Можно не любить Лолиту, но не влюбиться в Олю Мещерскую (вопреки всему - а жизнь и есть нечто вопреки всему и даже второму началу термодинамики - тогда модная тема) невозможно. Уж не списал ли Лолиту Набоков с Бунина?..

ВЛАДИМИР-III: Еще рецензия. Калашников М. АГРЕССИЯ. ЗАПАД ПРОТИВ ВСЕХ. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Книга о том, что представители Западной цивилизации срут в подъездах. А вот представители китайской цивилизации, индийской, мусульманской, шпенглеровско-российской, африканской в подъездах не срут. Вот ни разу! В этом автор уверен и дает по одному зубу на каждую цивилизацию.



полная версия страницы