Форум » Библиотека и кинозал » Люди, книги, фильмы (продолжение) » Ответить

Люди, книги, фильмы (продолжение)

ВЛАДИМИР-III: Здесь предлагаю размещать краткие аннотации (отзывы) по поводу известных личностей и результатов их деятельности (например, книг и фильмов). В идеале - состоящих из одной фразы.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

retrograde: Посмотрел пилотную серию "Пространства" - нового космического сериала вроде как. Надеюсь, проект не умрёт на пилоте. Так-то начало отчасти занудное, не считая неожиданного (для меня) финала серии. Но понравилось, что люди там политически разделены вроде как на Землю, Марс и поясников (в поясе астероидов живут) - разные интересы там у всех. И "марсиане" там, возможно, самые агрессивные. Хотя кто его знает, как повернётся сюжет.

ВЛАДИМИР-III: Надо посмотреть. Давно как-то с Кубриковщиной не знался.

ВЛАДИМИР-III: 8-серийный сериал "Преступление и наказание" 2007 года. Наконец-то посмотрел этот фильм (давно собирался). Достоевского не люблю ни в книжном варианте, ни в кинематографическом (хотя, понимаю, что для его лучшего восприятия надо читать или смотреть, будучи больным, так что когда заболеете - пользуйтесь случаем), но сам фильм расхваливали: нашли подходящую Соню Мармеладову (16-летнюю студентку театрального), нашли интересное сочетание столь любимых Достоевским закоулков с ширью панорам Невы и т.д. Посмотрел и сразу понял: это чистой воды Диккенс, в смысле экранизации Диккенса: все оттуда - и герои, и мизансцена, и интерьер, и атмосфера фильма. Удивительное низкопоклонство перед Западом. Сугубая подражательность. Неужели классика отечественного кинематографа осталась там - от революционной романтики "Острова сокровищ" (1937) до романтики личного измерения в "Вам и не снилось" (1980) - в какую же задницу духовности залезла Россия, что теперь и то, и другое чуждо русскому ("Русский, разве тебе это чуждо?" - "Да")...


retrograde: В раздумьях идти или не идти на новые "Звёздные войны". Так-то я любитель этой франшизы (хотя не фанат, так бы ещё все книги-комиксы прочёл, во все игры поиграл, фигурки бы собирал и т. д. - не, до того мне далеко). Хотя всё на экране, что за пределами старых-добрых 4-6 эпизодов, мне не очень нравится.

ВЛАДИМИР-III: А вот посмотрите, и поделитесь впечатлением.

ВЛАДИМИР-III: Рэй Бредбери "451 градус по Фаренгейту". Решил перечесть эту книгу спустя 30 лет (я ее читал в 11-летнем возрасте; впечатление!) и скоро поймал себя на мысли: а вот не верю! Как Станиславский. В 1953 году автор "гневно взялся за перо" (Вл.Гаков), сгустил кошмары (а ля Оруэлл) и на этом фоне набросал одуванчиковый роман школьницы и пожарника. И что? Убедительно ли? Все антиутопии (как это не удивительно на первый взгляд) делятся на: 1) этого не может быть, потому что не бывает, 2) мелочи жизни. Второе - это действительно мелочи жизни (с т.з. современности, но не предков): кентервильское привидение приходит в ужас от свершившихся революций, а для некрасовского Последыша отмена крепостного права в 1861 году - антиутопия почище, чем Оруэлл, Кафка и Замятин вместе взятые. Отберите у Плюшкина и Маниловых крестьян - что у них останется? что они умеют делать? По миру пойдут. У Достоевского слишком часто мелькает персонаж - разорившийся помещик - лицо "последних времен". А первое... Хм... У Бредбери проводится последовательная мысль: информационное пространство будет сужаться. Он слишком уж однозначно решает спор "физиков" и "лириков" середины века. Как бы не так! Оно расширяется с геометрической скоростью. Каждый из нас естественным образом участвует в этом "заговоре" по расширению информационного пространства: знаете ли вы, какие мужские гаплогруппы перешли от археологических культур, ассимилированных боевыми топорами и шнуровой керамикой? А я знаю. Человечество не может существовать иначе. Все альтернативы с ограничением информации его просто сломают (или отдельные его части). Это в прошлом веке Лев Гумилев возмущался тем, что разные умники начали писать книжки и наполнять ими библиотеки, а Мерсье еще ранее выражал надежду, что количество книг в будущем сократится до приемлемого минимума. Но реальность оказывается сложнее любой антиутопии. Вот сейчас Дмитрий Глуховский сочинил "Будущее" - и тоже все будет как-то по другому (для кое-кого обмен старых паспортов на новые в затерянном в сибирской глуши райотделе милиции - уже апокалипсис). P.S. Почему Бредбери пугает? Очень просто. Люди смотрят в прошлое и ничего не видят, кроме университетских библиотек и бродячих философов. Все остальное (включая 2%-ный раствор грамотности и граффити на стенах вопреки шедеврам живописи) их просто не интересует. Рядом с Парацельсом трудяга с авиамоторного завода в Техасе конечно проигрывает. Поэтому надо сравнивать не с Парацельсом. Современные монархисты тоже уверены, что, возродись монархия, их всех по списку сразу назначат графьями и князьями. А кто ж землю пахать будет? Не получится монархии.

ВЛАДИМИР-III: Борис Акунин (он же Григорий Чхартишвили) - автор цикла о приключениях Эраста Фандорина. Лет 10 назад я высказал соображение, что, раз уж Акунин желает заново написать "русскую литературу второй половины XIX века", надо бы его произведения дать почитать критикам той эпохи - от Добролюбова и Писарева до Толстого и Вересаева включительно. С удовольствием бы почитал их рецензии на "Азазель" или "Пелагею" (сам не читал, но вторая жена пересказывала).

ВЛАДИМИР-III: А теперь о себе (и не только). Попробовал первый раз в жизни хваленый (Ремарком в "Триумфальной арке") кальвадос. Обычный яблочный самогон... Водил девушку в ресторан - ужас! Ресторан, разумеется, а не девушка (которая опять меня намного младше - верен себе). Поскольку против ЕС введены санкции (они, я думаю, этого еще не заметили; зато мы заметили), в пасте карбонара вместо классических спагетти какая-то жуткая вермишель из совдеповской столовки (при Брежневе и то лучше была). Поэтому я заказал мясное блюдо, а девушка оказалась вегетарианкой, поэтому салат.

ВЛАДИМИР-III: Позднесоветский фильм "Ночные забавы" (1991). Советский кинематограф накопил огромный опыт создания психологических драм (в конце-концов вся чернуха обладает свойством быстро наскучить, и хочется чего-то более сложного). На Западе тоже есть такое кино, но оно идет под маркой "кино не для всех", а в СССР (в чем своеобразие его кинематографии и вопиющая непохожесть на совр. российскую кинематографию, средний умственный уровень героев которой не превышает путинский) хотели, чтобы кино не для всех было кино для всех.

ВЛАДИМИР-III: Исторические теории Галковского (по Википедии): Историческая концепция Галковского вкратце сводится к следующему. Российская империя — просвещённое, сильное государство, представитель европейского начала. Причина его кризиса и гибели заключается, во-первых, в неполноте подчинения европейской цивилизацией азиатской стихии (крестьянства и «цыганства»); во-вторых, — в деятельности Великобритании, секретные службы которой использовали враждебно настроенные социальные, этнические и религиозные группы (азиатские меньшинства, включающие и евреев, старообрядцев, прибалтов, необразованные низшие слои и проч.) для подрыва власти и армии в России и разрушения русского государства. Большое значение Галковский придаёт роли Великобритании в мировой политике во время её расцвета, а также в современную эпоху. Согласно ему, многие государства суть и есть «криптоколонии», — официально суверенные, но фактически подчинённые властному государству. К криптоколониям Великобритании Дмитрий Галковский причисляет, помимо стран британского Содружества, и многие другие государства, включая Советский Союз и постсоветские страны. «Полноценных» же игроков, со времен Второй мировой войны, осталось всего трое: помимо субгегемона Великобритании, это мировой гегемон США, и Франция, которая за счет искушенности своей элиты сумела сохранить политический капитал и полную независимость даже после разгрома и немецкой оккупации. Политический статус всех остальных государств мира варьируется от «младшего союзника» до «колонии». К советскому строю (как «ленински-космополитического», так и «сталински-националистического» образца), к КГБ как совмещению «азиатской» и «крестьянской» стихии Галковский относится презрительно: советских философов, учёных, писателей он рассматривает в основном как шарлатанов. Последний шанс возврата к временам Российской империи был, согласно Галковскому, упущен при распаде Советского Союза; ныне русская нация окончательно переродилась в новое образование, имеющее с дореволюционной не больше общего, чем латиноамериканцы с испанцами; нынешний строй в России также подобен латиноамериканскому. Галковский также считает возможным масштабную фальсификацию мировой истории и её искусственное удлинение: например, создание «древних» языков, на которых потом можно изготавливать псевдодревние тексты, считает сфабрикованными сочинения Отцов церкви, сведения о плаваниях викингов; считает открытие берестяных грамот научно несостоятельным. XV век Галковский считает «пределом оптики», то есть мало-мальски достоверной современной европейской истории. При всем этом, он, в общих чертах, признает достоверность истории Древней Греции и Рима (с поправкой на имперскую пропаганду Рима, позднейшие (XV—XIX в. н. э.) искажения и просто потерянные данные). Главным вопросом, по его мнению, является не подлинность истории периода с V в. до н. э. по V в. н. э., а вопрос преемственности между Европой эпохи Возрождения и поздним Римом. Отдельно следует рассматривать постепенную трансформацию Восточной Римской Империи в Османскую Империю — «боевая» история османов, включая осаду и взятие Константинополя — ложь. Теоретически историческая концепция Галковского была сформулирована им в нескольких постулатах: Когда численность населения может расти по экспоненте, она должна расти по экспоненте. Государство это иерархия полисов, первая стадия государства — союз полисов, а первичная форма государственной жизни — полис. Как только складываются правильные дипломатические отношения, возникает мировое сообщество с жёсткой оппозицией гегемон-субгегемон. Гегемон определяет историческую эпоху и создаёт господствующую историческую концепцию своего времени. История поверженного гегемона всегда является злобной карикатурой. Демократия — естественное и поэтому самое древнее состояние человеческого общества. Уровень фантастичности истории церкви равен 100 %. Любая государственная история автоматически направлена на максимальное удревнение, максимальное увеличение территории, численности населения, уровня экономического и культурного развития данного государства. Политэкономия — это не наука, а замаскированные под научное знание экономические интересы «страны-производителя». Политическая партия — это социальная корпорация, призванная улучшить социальное положение своих членов легальными (или относительно легальными) средствами и использующая для маскировки демагогию. С одной стороны Галковский - типичный продукт загнивания позднесоветской интеллектуальной среды (застой ведь был не только на заводе, но и в НИИ), аналогичный фоменкелогии, уфологии, собиранию мумие и т.п. явлениям. С другой стороны мы как-то забываем, что во всех странах мира есть свои галковские и фоменки (например, в США - Великовский), причем дюжины таковых, на которых никто там не обращает особого внимания, а в совр. России они заметны по причине нарастающей деградации и оскуднения российского интеллектуального пространства. Конкретно: 1) Российской империи слишком долго просто банально везло. Сильных противников поблизости (может быть, кроме Швеции) начиная с конца XVII века не наблюдалось (здесь можно провести интересную аналогию с США, которым тоже мало кто мешал). Это создало у российской элиты иллюзию всемогущества (в т.ч. нежелания реформ: если все прекрасно, и казаки едут по Парижу, зачем что-то менять). То же самое повторилось по итогам второй мировой войны. Теория Галковского о сильном неевропейском элементе в русских имеет основания, но вот беда: волжские татары к началу ХХ века выглядели культурнее средних русских (это видно хотя бы по уровню детской смертности). На мой взгляд, разгром Иваном Грозным татарских ханств на Средней и Нижней Волге прервал их естественное развитие, которое обеспечивало существование достаточно развитых сообществ (Поволжье вообще процветало до начала ХХ века). На альтернативной карте Восточной Европы (развилка в XIV веке с независимостью Новгорода) видим Господин Великий Новгород, относительно небольшую Московию, Русь Литовскую и крупное татарское государство со столицей в Хаджи-Тархане (Астрахани). Империя не была необходимостью региона, и даже вопрос об уровне развития вышеперечисленных мелких единиц достаточно спорен (Киевская Русь развивалась по средневеково-итальянскому пути - от единого варварского государства к конгломерату городов-государств). 2) Насчет "ужасной Англии". В 2005-2010 годах я много и достаточно подробно изучал вопрос о вариантах развития Европейской цивилизации после XV века. Ежу понятно, что величие Запада лежало на океанских путях, но хотя бы чисто географически доступ к этому ресурсу был только у четырех стран: Испании (с примкнувшей Португалией), англосаксов, Франции и Голландии. Последние две страны элементарно не смогли развернуться: Голландия слишком оказалась мала и не смогла создать у себя достаточную экономическую базу (не смотря на очень высокий уровень качества в XVII веке), Франции приходилось все время разрываться между сушей и морем, причем не в пользу второго. Остаются англо-саксонский и иберийский миры. Наблюдатель 1500 года сделал бы ставку на Испанию, а вот уже в 1600 он засомневается, и в 1700 окончательно отдаст пальму первенства англосаксам. Почему? На поверхности лежат отличительные признаки: абсолютизм и католицизм против англиканства и парламентаризма (заметьте - не против протестантизма; Вебер дал маху, вовсе не протестантизм сделал Северную Италию в XIII-XV веках экономически процветающим регионом европейского масштаба, и далее повторялось то же самое; англиканство с его тенденцией к вытеснению религии из политики и общественных отношений оказалось перспективнее даже универсального католицизма), но в глубине процесса видим известную историческую случайность, точнее несколько случайностей, которые обусловили видимые признаки - Испания получила слишком много даровых ресурсов, сразу и почти без труда; путь Англии оказался более извилист. Много было и удивительно сходных черт: кастильская места стоит английских огораживаний. В итоге во главе Запада оказалась совершенно непримечательная в позднем средневековье страна - масштаба Венгрии и Польши. Ее последующая борьба с конкурентами вовсе не выглядит чем-то загадочным: Рим завалил карфагенян и эллинистические царства Восточного Средиземноморья, а Россия - Швецию, Польшу и Турцию, но об "антипольском заговоре" русских мудрецов даже полонофил Галковский почему-то ничего не сообщает. Всемогущество Великобритании столь же гипотетично: Россия выигрывала войны даже чаще. 3) Использование Англией прибалтов и старообрядцев для подрыва России... А Разве Россия не пользовалась армянами или православными греками для подрыва Османской империи. Зачем естественный процесс охоты лисы на зайцев считать заговором? Заячья логика? Только достаточно извращенная. 4) СССР - криптоколония Великобритании... Это звучит сильно. Галковский просто не может сказать прямо: в 1923-1939 годах СССР не был великой державой. Так же как и к США к нему величие пришло в ходе "войны за европейское наследство". При чем здесь Великобритания? 5) Странная живучесть Франции. Подозреваю, здесь причина кроется не в экономике и не в каком-то особом французском патриотизме. Нет. Все дело в языковом и идейном влиянии Франции. Кстати, на этом поле в XVII веке с нею соперничала (недолго) Голландия (между прочим, в Нидерландах есть люди, которые считают ее патриотизм горем страны, вырвавшем ее из имперской орбиты Испании - к примеру, современный писатель Герман Кох). Если бы по-русски было написано столько, сколько написано по-французски, можно было бы не бояться за независимость страны. 6) СССР не реализовал свой потенциал развития. Виноват Сталин и сталинизм. Это коротко. 7) Недоверие "разоблачителей"-любителей к более-менее давней истории в подавляющем большинстве случаев объясняется их незнанием этой самой давней истории. И неприязнью к ходульности научпопа и учебной литературы. Взаимоотношения турок и Византии, действительно, были гораздо сложнее, чем описано на полутора страницах школьного учебника. Средство одно: пользоваться более академическими источниками.

ВЛАДИМИР-III: 8) Рост численности населения определяется слишком большим количеством факторов. К тому же, люди - не работы, и ведут себя сложнее, чем могут показать самые замысловатые алгербраические функции. 9) В догосударственной первобытности существовало минимум пять типов социальной организации, связанной с типом господствующего производства: земледельческий (классический пример - додинастический и раннединастический Египет), скотоводческий (формировался в условиях евразийской и афразийской степей), охотничий, торговый (вот здесь, действительно, полисы-фактории, но для него требуется ресурсная база; ну хотя бы как у Господина Великого Новгорода) и добывающий (сидит племя на каком-нибудь соляном прииске и снабжает другие племена). А также переходные типы (Двуречье, к примеру, - смесь полисного и земледельческого типа). 10) отношения типа гегемон-субгегемон возникают не в результате "дипломатических хитростей" и прочих "заговоров", а как отражение реального веса тогог или иного государства (и не только в экономике, хотя экономика, конечно, важна, и все иные достоинства ее, несомненно, развивают). 11) Все страны (точнее, все сообщества историков) любят очернять друг друга. Когда "поверженный гегемон" жалуется на жизнь, вокруг него тоже одни нелюди. 12) Демократия первобытные времена - это власть человека с ружьем (с копьем), но опять Галковский излишне схематичен - на протяжении мировой истории встречаются самые разные виды власти (жреческая теократия и авторитарные правления в т.ч.), другое дело, что в любом серьезном кризисе побеждает человек с копьем, и ситуация возвращается в первобытность. Правда, мы уже давно живем не в первобытности. У Галковского (только ли у него одного?) ко всему прочему отсутствует внятная историческая перспектива. Он берет какой-то небольшой период и на нем пытается строить общие, верные для всего процесса, выводы. Ошибочная методика а ля XIX век. 13) Попов эти 100% фантастики вполне устраивают. Представьте, что вам говорят, будто у слона - восемь ног. Можете, конечно, не верить, что у слона восемь ног, но в этом случае вы окажетесь в аду. На пропитание попам верующих, во всяком случае, хватает, а остальное их не волнует. 14) Удревнение государства связано с поисками им своих оснований. Реальная история (если исключить из нее весь разоблачительный раж) может с первого взгляда показаться скучной, даже нудной (как один из вариантов расшифровки Фетского диска: "Я отпечатал, я поставил печать, я сделал оттиск"). 15) А кто-то целую "науку побеждать" выдумал. Он тоже был заговорщиком?

retrograde: В общем, зря я посмотрел новые "Звёздные войны", очень разочаровался. Слишком шаблонно всё и искусственно. Скажем, в приквелах всё слишком компьютерно местами, а тут с одной стороны вроде это и не так заметно (типа больше уважения к классике) особо, но вот игра актёров унылая. Порадовали только неожиданная смерть одного героя и новый дроид-"колобок" (смешно же так катится). Короче, меня радуют до сих пор только старые ЗВ 1977, 1980, 1983 годов.

retrograde: То ли я такой старый и просто ворчливо ностальгирую по старым-добрым фильмам (раньше ведь и небо было зеленее, и трава голубее), то ли новое кино и в самом деле всё тупеет и тупеет.

ВЛАДИМИР-III: retrograde пишет: Короче, меня радуют до сих пор только старые ЗВ 1977, 1980, 1983 годов. Кажется, что в эпоху черно-белого кино весь мир был таким же (т.е. черно-белым)?

ВЛАДИМИР-III: Свои взгляды не геополитику Галковский изложил в следующей схеме (из одноименной статьи в Википедии): Схема на то и схема, чтобы быть схематичной и не учитывать многих деталей, которые здесь - под пером кабинетного исследователя несущественны, а для современников описываемых событий - очень даже. Во-первых, когда мы описываем гегемонов-субгегемонов XIV-XVII веков, следует отдавать себе отчет, что поле изучения ограничивается Европой и колонизированной ею частью внеевропейского пространства. Ведь в 1500 и даже в 1700 ВВП Китая, Индии (она к 1700 как раз консолидировалась под властью Великих Монголов) и Японии превышал экономику любого европейского гегемона. Переворот произошел только в XVIII веке (индустриальный прорыв). Но допустим, все в XIV-XIX веках происходит именно так. Я в середине 1990-х самостоятельно без всякого Галковского пришел примерно к тем же самым выводам (только выглядело это как "века Европы"): 962-1250 - Старогерманский век 1250-1492 - Итальянский век 1492-1648 - Испанский век 1648-1814 - Французский век 1814-1945 - Германский век Мои сокурсники, естественно, спросили: А как же Англия? Я ответил: Англия как-то все время была на отшибе от Европы (это и достоинство, и недостаток). Но мне возразили, что французское просвещение "натхненне" английским просвещением свифтовских и даже более ранних времен. Да, - говорю я, - но по мере того, как мы углубляемся в прошлое (общий недостаток исторических смех - концентрация на небольшом историческом промежутке, так просто удобнее для них), оказывается, что английское просвещение было под сильным воздействием французского XVI века, его политологии, в т.ч. практической (гугенотские войны на дворе), философии, эстетики и т.д. Вторая половина XVI века во Франции (ее "высокое возрождение") это время не только повышенной сексуальности (что никак не отражено в композиции "Короля и шута" "Генрих и смерть"), но и зверского уровня интеллектуализации значительной части общества (в КИНДЕРРЕЙХе я моделировал и то, и другое а ля французское возрождение; поэтому КИНДЕРРЕЙХ - скорее всего, единственный возрожденческий роман в литературе на русском языке, и тем противостоит русской классической литературе, у которой иная проблематика). Поэтому британское просвещение тоже не автохтонное, а зависит от континента. Просто у испанцев значительная часть "пассионарности" уходила на колонизацию, а французы "бесились" внутри страны. Хотя 1589 год - это все еще испанский век. Но вот дальше... после 1918... Германия. в таком уж случае, ближе к субгегемону, чем США (или мы можем - по аналогии с 1990-2013 - говорить об отсутствии выраженного "субгегемона": т.н. "многополярность"). В 1933-1939 Германия пытается вернуть себе место "субгегемона", в 1940 это приводит к большой войне, а к 1945 - к полному разгрому (после чего Германию из геополитики можно надолго исключить). Да, с 1945 года мировой гегемон - США. А вот с субгегемоном слишком много неясностей. Ответ: СССР - слишком прост и примитивен. Вроде бы как очень похоже (занятно, что в лучших традициях советской пропаганды современные пропагандисты советской цивилизации разрываются между двумя противоречивыми постулатами: 1) СССР - иная цивилизация, 2) СССР - такое же люди, как парижане или лондонцы; разрешение этого противоречия элементарно (об это обстоятельно писал еще ранний А.А.Зиновьев): Россия - "примыкающая" цивилизация, которая "примыкает" к Западу (аналогично и Киевская Русь "примыкала" к Византии), ее можно "отключить" от западного порабощения, но только ценой ее разрушения; славянофилы мечтают о первом, в второе (последствия) припишут "мести" Запада - так на так и получится: лживые теории тоже могут пользоваться подтверждениями; а мечты иногда сбываются). Проще было бы считать СССР "играющим по другим правилам", а поэтому принципиально не могущим быть субгегемоном в американской системе. Но и это слишком просто и примитивно (это ведь только в гинекологии нельзя быть "немножко беременной", а во всех других сферах очень даже можно). Можно делить историю послевоенной внешней политики СССР на три этапа: 1945-1962, 1962-1986 и 1986-1991: в первом попытка играть с США на равных, что привело к Карибскому кризису и отставке игрока Хрущева, во втором - сосуществование, в третьем - наконец-то попытка вписаться в существующий за пределами соцлагеря миропорядок (как предлагал - очень робко - Н.А.Вознесенский в 1946, во всяком случае его в этом подозревают) в качестве субгегемона, и жить бы да жить, но тут СССР сам приказал долго жить. Англия после 1945 (и особенно после распада ее колониальной империи) - не субгегемон, а эдакая Голландия современности - за счет высокого качества (в художественной литературе в т.ч.), но Галковский с его "всемирным британским заговором" (а как же в 1492 году?) не может понизить ее рангом. В 1991 сложилась интересная ситуация: США - безусловный лидер, а вот "второй" державы нет. Китай 1990-х еще только в начале подъема, СССР рухнул, Япония вошла в полосу затяжного кризиса (что уже не позволяло, как в 1980-х, называть ее "страной XXI века"), Европейский Союз (как и сегодня) был большой, но громоздкой структурой (чем-то вроде античных полисных союзов). Можем ли мы говорить о Китае после 2013 года в Качестве субгегемона? Или это всего лишь хороший опытный завод при американском КБ?

ВЛАДИМИР-III: ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЗВЕЗДАМ, или Как Сергей Переслегин пытался постичь секрет развития. 17 лет подряд - с весны 1985 по весну 2002 года Переслегин писал книгу, которую дополнил несколькими статьями в 2004 году и в 2010 наконец издал (впрочем, даты здесь не играют никакой роли; к 2016 году сам Переслегин ни на золотник не изменился, вот его новогоднее обращение к советскому народу - http://pereslegin-serg.livejournal.com/ на фоне карты часовых поясов, а вот здесь Переслегин разоблачает мировую закулису - http://znatech.ru/proekty/geopolitika/zakulisa/ оказывается вторую мировую войну развязала некая шведская фирма - а вы думали, откуда исходит угроза миру? - из Швеции, вестимо). Основной вопрос книги: а почему же мы проиграли, если по всем (моим) расчетам должны были выиграть? Книги делится на две части. В первой (примерно половина объема) пересказывается несостоявшееся светлое будущее по романам Стругацких. Я не поклонник творчества Стругацких, даже наоборот. Я вошел (в возрасте 9 лет) в фантастику через другую дверь (это был Станислав Лем с его "Эдемом", "Солярисом", "Непобедимым" и "Звездными дневниками Иона Тихого"; у Лема был "стругацкий период", но он остался в 1950-х ("Магелланово Облако" и т.п.), Лем благополучно пережил его, и уже в 1960-х превзошел; Стругацкие же на всю жизнь застряли в 1950-х с их "мрачной наивностью"). Читать и даже пересказать это невозможно, как трудно пересказать компьютерную игру-стрелялку. Поэтому всю эту часть любой читатель без ущерба может пропустить. Вторая часть наполнена разрозненными статьями, которые развеваются по ветру, как ленточки на буддийских деревьях (или лохмотья кафтана брата Мартина из свифтовской "Сказки бочки"). Напрасно было бы искать некую общую линию рассуждений, за исключением опять же ключевого вышезаданного вопроса. Переслегин то бегает по каким-то лабиринтам психоанализа, то проецирует на будущее русско-японскую войну, то критикует "Туманность Андромеды". Везде пытается найти ответ на свой вопрос, но ему самому кажется, что нигде не находит. Как Задорнов рассказывает нам о примитивности американцев, и тут еще больше ему грустится: как такие примитивные смогли победить стругацких люденов? И тут же начинает заниматься элементарным цивилизационным онанизмом: нужен прорыв, нужен Марс, Арктика, Владивосток, школу соседскую хотя бы отремонтировать нужно! Как при Сталине ремонтировать - значит, нужна шарашка по ремонту школы (иначе никак!) А вот задать простой вопрос: а почему это в "свободном мире" (либерально-сатанинском, антирусском и т.д., нужное подчеркнуть) не требовались шарашки для изобретателей и первооткрывателей (Манхеттенский проект - это не шарашка), да и вообще: говорят, Джеймс Уатт свою паровую машину изобрел (правильнее: усовершенствовал) почти без сторонних кредитов, своими руками, и Аркрайт назвал именем своей дочурки прялку тоже не на деньги Госдепа; ведь обычные люди, не людены - почему? Вот подумать хотя бы над таким вопросом... P.S. По страницам переслегинской книжки, как призрак коммунизма по Европе, бродит бог (у Переслегина с Большой Буквы). Разумеется, Переслегин, как и подобает советскому мальчику, верующим быть не может, посему боженька у него - это некая квинтэссенция целеполагания (как товарищ Память на слова Роберта Рождественского). Но ведет себя Переслегин на современной политической сцене России как-то отстраненно - как средневековый алхимик, присутствующий на аутодафе: его волнует химический состав трансмутирующих элементов, а что сжигает духовная родина кого-то (ась?.. а я и не знал...) Как свифтовский Струльдруг, переживший свою эпоху и оказавшийся в другой стране, Переслегин из шестидесятых очутился в десятых, где американцы отмечают 2012 год посадкой модуля с марсоходом третьего поколения на Марс, а Россия отмечает 2012 год посадкой панк-группы "Пусси-риотс". Да, Запад мог променять проект "Развитие" на проект "Стабильный комфорт", но на развалинах бывшего СССР произошла куда более худшая подмена: проекта "Развитие" на проект "Духовность". Тут уж яблони на Марсе точно не зацветут, и если Переслегин не мог предвидеть этого еще в 1980-х, грош цена его "футурологии" (а вот автор этих строк - должен заметить без всякой скромности - еще в 1988 назвал празднование 1000-летия крещения Руси большим дерьмом, и не ошибся с прогнозом). Современная полубандитская российская элита (с этим Переслегин сам согласен, но робкую надежду выражает на детей второго бандитского поколения) занята вопросом увековечения власти путина - вот единственный футурологический проект, который ее интересует. Чернышевский в свое время сокрушался, что все средневековье - это такое бандитское крышевание, потерянная тысяча лет развития, и я спорю с ним: все-таки адекватное правительство не может быть бандой, оно головой должно быть, а не раковой опухолью (действительно, Франция XIV века превосходит Францию XII века), но это если правительство адекватное...

ВЛАДИМИР-III: Дмитрий Быков значительную часть из своих 2-х часов - http://echo.msk.ru/programs/odin/1689706-echo/ - посвятил апологии своей религии и бога (тоже своего собственного, на Всеволода Чаплина, естественно, непохожего). Как он не мудрил в дюжине афоризмов, а против них всех один-единственный афоризм: ситуация такова, что добро - это атеисты.

ВЛАДИМИР-III: А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб? Футуризм в музыке. Знакомьтесь - Антонио Луиджи Руссоло: http://muzofon.com/search/Antonio%20Luigi%20Russolo%20Macchina%20Magnifica%201917 И более обширная подборка - http://muzofon.com/search/Russolo%20Luigi

ВЛАДИМИР-III: Израильские фильмы "Он шел полями" (1967), "Уже не семнадцатилетняя" (2003) и "Секреты" (2007). Никогда не интересовался израильским кинематографом, но... Начал с 1967. "Он шел полями" обычно рекомендуется в качестве эпохального фильма, повлиявшего... , оказавшего... и т.д. Смотрю... Хм... Местами красиво. Ви будете смеяться (как в том еврейском анекдоте), но таки очень советский фильм, мало чем отличающийся от советского кинематографа аналогичного десятилетия. Возьмите среднесоветский фильм на тему "битвы за урожай" (действие происходит в израильским колгоспе "Червоне дышло"), добавьте (по вкусу) партизанскую тематику, переоденьте колхозников из ватников в шорты и шлепанцы - и фильм готов. Смерть героя - тоже в стиле 60-х. Интересной антитезой фильму служит снятый спустя 36 лет фильм "Уже не семнадцатилетняя". Да, уже давно не семнадцатилетняя Мика с сивыми волосами отсылает заблудившейся где-то в Индии внучке 1500$ и соблазняет... нет, как-то мне расхотелось пересказывать. Общее настроение фильма хорошо когда-то выразил Гоголь: "Скучно на свете, господа". Хотя, в бытовом отношении даже в разорившемся кибуце в 2003 живется, конечно, лучше, чем в 1946 (советские колхозники тоже уже под конец цветные телевизоры заводили). Тем не менее именно эта т.з. на израильское общество - кибуцная - наиболее прогрессивная: люди поют "Интернационал", сходятся и расходятся по велению сердца, а не под нашептывание религиозной традиции. Попробуйте заменить атеистический левацкий кибуц на закрытую колонию-поселение религиозников (хоть каких-нибудь сибирских катакомбников), и естественные чувства превратятся в "деланье вида", а эпос - в анекдот (ничего иного при столкновении религии с реальной жизнью все равно не выходит), причем рассказчик анекдота будет искренне недоумевать, почему все смеются "над святым". Когда начинаешь смотреть фильм "Секреты", сразу же закрадывается мысль: и это не оригинально, где-то я уже это видел. Но когда досмотришь до появления главной героини в полный рост в ее "ортопедической обуви" - ба! да это же Роми Шнайдер в немецком фильме "Девушки в униформе" (1958 год). Сходство и общая фабула почти портретные. Вот определите, где какой из фильмов: Хотели или не хотели того режиссеры, религиозная тема в фильме решена более чем анекдотически: студентки еврейского религиозного училища проводят "отчитку" (см. православные "отчитки") умирающей от рака француженке-католичке, подготовка религиозных обрядов очень смахивает на уроки зельеварения в Хогвардсе, между студентками возникает сапфическая страсть (причем, выясняется, что "это" ничуть не запрещено - в отличие от мужской педерастии - в иудаизме - наша Гермиона уж специалист по этому вопросу; можно было бы восхититься еврейской манерой выдумывать себе всякого рода запреты, а потом ловко обходить их, если б не знать нашего расейского попа - почти из пушкинского творчества, который сначала растлит отрока, а потом тут же "отпустит грехи" ему - не пропадать же эпитрахили?) В общем, все заканчивается свадьбой одной из девушек с веселым трубачем (то есть "тромбонистом" (с)), и общим неутешительным для израильской кинематографии выводом: чтобы сотворить (ср. англ. create и make) нечто оригинальное, одного желания мало.

ВЛАДИМИР-III: Однажды (в 2007 году) я взял и заявил своим друзьям (дело было в очередном книжном тереме Петербурга поблизости от любимого пушкинского кафе): а ведь советская фантастика вторична. Среди них преобладали фанаты Стругацких, а поэтому на меня даже немного обиделись. Почему? Вот большая статья на эту тему (не моя): Более того, издание английским романистом Джоном Браннером (1934) романа "Зыбучий песок" (1967) обернулось для Стругацких затяжным дистрессом. Пессимистическими нотками пронизана повесть "Малыш" (1971). Ситуация усугубилась тогда, когда великий и ужасный Браннер выпустил в свет роман "Остановка на Занзибаре" (1968). Прочитав Браннера Стругацкие были вынуждены признать, что такого рода вещи они никогда не напишут. Это им не по силам. При всем административном и издательском ресурсе, которым они располагали. Наверное, тогда братья приняли решение при случае использовать труд талантливых литературных рабов, что с очевидностью проявилось в повести "Улитка на склоне" (1972) и в последующей журнальной публикации "Волный гасят ветер" (1989). Недоступный советскому читателю Браннер сыграл злую шутку с НФ-жанром в СССР. Все разрешено, решили Стругацкие, отдавая свои произведения в публикацию в эмигрантский сборник (Западная Германия). Медленно закатывается тема коммунистического будущего. Отныне оба автор держат большую диссидентскую фигу в кармане. В принципе, такое поведение дало свои плоды в бесплодных исканиях в повести "Пикник на обочине". Самоощущение души как выжженного пространства у Стругацких закрепилось после знакомства с великим романами Браннера – "Глянули агнцы горе" (1972) и "Наездники шоковой волны" (1975). Браннеровские "Глянули агнцы горе" – это, конечно, "Волны гасят ветер" (1989). Откровенно неудачный "Град обреченный" (1989) подтвердил методологическую невозможность Стругацких написать советский аналог многоуровневого и жизнелюбивого романа "Остановка на Занзибаре" (1968). и т.д. http://polygamist.narod.ru/0700/st.html Надо, однако, заметить, что я с 1984 года питался почти исключительно несоветской фантастикой (окромя, конечно, Беляева и Ефремова), и вся эта стругацкая субкультура меня миновала. Если бы я написал в 12 лет (и даже без "если") фантастический роман, он был бы подражанием С.Лему, а в 13 - "красному пинкертону" (именно поэтому мне чудовищно нравился А.Толстой с Аэлитой и Гиперболоидом).



полная версия страницы