Форум » Заклепкометрия » К вопросу об этнических процессах в раннем средневековье » Ответить

К вопросу об этнических процессах в раннем средневековье

ВЛАДИМИР-III: Схематические утверждения о гибели римской цивилизации и новых народах, которыми Шпенглер и Гумилев пытались подменить изучение реальных этнических процессов, неубедительны. Надо разбираться в каждом конкретном случае, учитывая не только политическую, религиозную, но и собственно этническую составляющую процессов. Начать следует с Рима. Римская Республика (официально до 284 года) насчитывает по цензу 14 года н.э. 54 млн. жителей. К 200 году население существенно возрастает (до 100 млн, из которых 20 млн. приходится на Азиатскую часть - рост на 32% за 200 лет, 20 млн. - на Африканскую часть - рост на 82% за 200 лет и 60 млн. на Европейскую - рост на 115% за 200 лет). Из вышеприведенной статистики видим, что гораздо быстрее население росло в СВ Африке и Европе, особенно в ее западной части. Общий рост населения за 200 лет в Риме в целом - 85%. Рим в I-II веках н.э. - миллионный город. Еще 20 городов имели население более 100 тысяч жителей. Кто эти люди в этническом отношении? Не берем в данном случае римское гражданство - оно, если и было этническим идентификатором, то подобное явление осталось в эпоху поздней республики (до принципата). Теперь гражданство Рима (эту "гринкарту" античности эпохи принципата) даровали верхушке нелатинских народов (апостол Павел, как известно, очень гордился и пользовался своим статусом). По оценкам, с 1 по 100 год численность граждан Рима возросла на 20% - с 5 до 6 млн. человек - и не только за счет естественного прироста. В 212 году Каракалла своим эдиктом даровал гражданство всем сводобным жителям империи (скорее всего, за вычетом "варваров", иностранцев, пребывающих в пределах империи временно, а также тех из вольноотпущенников, чье освобождение представлялось не совсем ясным с правовой точки зрения). Берега Средиземноморья, объединенные Римом, отличались пестротой этнического состава. Во-первых, господствующим меньшинством (WASP-ами поздней Античности) были т.н. "римляне" - т.е. латиноязычные жители Рима и его колоний. После Союзнической войны 91-88 годов до н.э. все италикские племена получили гражданство и к I веку н.э. могут считаться единой этнической общностью, чей латинский язык был официальным в Риме и впоследствии стал основой возникновения группы романских языков. Население Италии выросло с 1 до 200 годов с 7 до 15 с лишним миллионов человек, но италики вряд ли составляли более 5 млн. в 1 и более 10 млн. в 200 году. С учетом италиков, расселенных за пределами Италии (колонии, поселения ветеранов и проч.), общая численность тех, для кого латинский язык был родным, около 200 года не могла превышать 12-13 млн. человек (соответственно 12-13% населения Рима). Во-вторых, греки. Этот этнос расселялся по берегам Средиземного моря еще с VIII века до н.э., а завоевания Александра Македонского открыли грекам пути для расселения вплоть до Памира. К 1 году н.э. греки заселяли всю Грецию, Кипр, большую часть Малой Азии, города Сирии, Палестины, Египта, Ливии, а также Марсилию и южную Италию. В самом городе Риме греки составляли крупную общину. Можно оценить численность греков в границах Рима около 1 года н.э. в 14 млн. человек, а в 200 году - 21 млн. (21% населения) Их языком является уже в большой степени не только классический греческий, но и койне. Хотя немало греков (особенно образованных) знают латынь, ассимиляции их италиками не происходит, скорее даже наоборот. Греки в первые века н.э. - удивительная нация, утерявшая политическую роль, но сохраняющую и даже усиливающую (греческое возрождение II-III веков) свою культурную роль. В-третьих, евреи. В границах Рима в 1 году н.э. их численность немного не дотягивала до 2 млн., а в 200 году уменьшилась до 1 млн. (последствия иудейских войн и ассимиляции греками). Некоторые израильские историки утверждают, что к началу н.э. евреи ассимилировали финикийские (в т.ч. карфагенские) общины Западного Средиземноморья, но это предвзятая т.ч. Городское население Римской Африки ассимилировалось латинами. Зато сирийцы (население Сирии в 1-200 годах стабильно - 4-4,5 млн. человек) расселяются по Средиземноморью и разносят свои сирийские религиозные культы. Еще живы финикийцы совр. Ливана. Кое-где в пределы Рима приходят арабские племена. В-четвертых, армяне, которые заселяют западные провинции Малой Азии и также нечувствительны к ассимиляторским тенденциям, но уже со стороны греков. Это народы, которые разорвали свой древний партикуляризм и расселились далеко за пределы своих этнических родин. Всего их к 200 году до 40 млн. жителей Рима (40%). Остальные - локальные этнические группы, подвергающиеся интенсивной ассимиляции (особенно на западе Рима). Египтяне уже достигли коптской стадии своей этнической истории (к 200 году их не более 8 млн.), провинциальные племена Малой Азии, берберы Северной Африки, фракийцы, иллирийцы. Страбон в своей ГЕОГРАФИИ, созданной около 1 года н.э., упоминает десятки племен в каждой из римских провинций, но в первые века н.э. это уже, скорее, географические, чем этнографические понятия. К 1 году сельское население Италии уже полностью латинизировано (романизировано). В I-II веках н.э. романизируются Испания, Северо-Западная Африка, южная Галлия, отчасти Иллирия и Дакия (за счет колонистов и ссыльных уголовников). Гораздо меньше романизация затронула Белгику и почти не затронула Британию (население от 500 тысяч до 1 млн. человек), где латинский язык распространялся лишь в городах и военных лагерях (40 тысяч легионеров). Вообще римские военные лагеря служили важными центрами романизации (в т.ч. по Рейну и Верхнему Дунаю). В горах еще сохраняются этнические группы васконов, кантабров и гельветов. С севера в качестве рабов и наемников проникает заметное число германцев. К 200 году греческий язык является разговорным для 30 млн. жителей Рима, латынь - для 40 млн. Остальное население также в той или иной степени использует два главных языка империи.

Ответов - 15

ВЛАДИМИР-III: Далее. Что происходит в III-V веках? В III веке Рим переживает системный кризис, в т.ч. демографический, и его население сокращается со 100 до 60 млн. человек, но это сокращение очень неравномерно. Население азиатской части теряет 35%, европейской - 53%, а население Африки почти не уменьшилось (Римская Африка, включая Нумидию и Мавретанию, на фоне общего римского кризиса переживает в III-IV веках экономический и культурный расцвет, что неудивительно, поскольку нажим варваров-берберов (и, вероятно, предков фульбе, прикочевавших из Дарфура) на ее границы был невелик, а стабильность привлекала переселенцев с севера. Почти все городское ее население и большая часть сельского в это время романизированы (вообще латиноязычное христианское население региона доминировало по численности в общей численности населения вплоть до Х (!) века н.э. - подобно коптам Египта, которые стали меньшинством также уже после 1000 года; если бы Римская Африка отразила арабов, это и сейчас была бы романоязычная страна - интересная альтернатива; во всяком случае, французские колонисты в 1830-1960 видели себя наследниками этой римской провинции, Камю в т.ч.) В IV веке Римская империя стабилизировалась (население Гесперии в 400 году - 26 млн., Византии - 34 млн.) Греки на востоке ассимилируют все мелкие племена Малой Азии, кроме киликийцев-исавров, их по прежнему много в Италии и на юге Галлии, этническая граница греков на Балканах не продвигается далее приморских городов, поскольку этому препятствуют вторгающиеся варвары - от их набегов гораздо больше страдают живущие к югу от Дуная фракийцы и иллирийцы. К 400 году большая часть Галлии романизирована, но из Британии римляне уходят в 407 году, и там происходит возрождение кельтской культуры. В IV-V веках - заметная миграция предков бретонцев с юго-запада Британии в Арморику. На Западе завершен процесс романизации мелких народностей (хотя и здесь есть исключения - басконы, реты), и к 400 году видим 7 романоязычных народностей, скорее даже региональных субэтносов - в Галлии возникла народность, называемая галло-римляне, в Испании — иберо-римляне, в Италии — итало-римляне, на Балканах — иллиро-римляне, в Дакии — дако-римляне, в Римской Африке — афро-римляне, в Реции — рето-римляне. Дако-римляне едва не исчезли в эпоху великого переселения народов, но выжили и в IX веке вновь появляются на авансцене истории - в первых валашских княжествах Трансильвании. Иллиро-римляне (носители далматинского языка) к XVI веку становятся реликтом и в XIX вымирают. В Восточной (т.н. Византийской) Империи в 400 году проживают, кроме греков, исавры, армяне, грузины-лазы, сирийцы, евреи. арабы, египтяне, ливийцы-берберы, готы, иллирийцы, фракийцы.

ВЛАДИМИР-III: Нашествие на Рим варваров. "Что это было?" (С) Из многочисленных объяснений побудительных мотивов этого процесса выделяется т.з. о перенаселенности исходных территорий обитаниря германцев, славян (а затем и арабов в VII веке) - кажется, она встречается в XVIII веке в рамках географической школы Монтескье. Маркс-Энгельс существенно подкорректировали эту гипотезу, обратив внимание на то, что перенаселение имело место не абсолютное, а относительное - на уровне развития производительных сил варварского племени (впрочем, и здесь остается вопрос - был ли "демографический взрыв" накануне великого переселения народов спорадическим событием и почему ранее подобные демографические взрывы нивелировались обычными голодовками и эпидемиями? - хотя... миграции, которые можно объяснять аналогичными причинами, случались на протяжении первобытной истории регулярно). Демография, однако, говорит о стабильности численности населения Европы за пределами римского лимеса - между 1 и 200 годами на территории до Урала проживало от 8 до 9 млн. человек (хотя, например, население в границах совр. Германии выросло более чем в 2 раза). В II-III веках в германской среде формируются крупные этнические единицы: франки, фризы, саксы, тюринги, аламаны, бавары, лангобарды, англы, юты, бургунды, готы, гепиды, которые к 300 году затопили всю "варварскую" Европу до Крыма включительно. Если еще в XVIII веке Екатерина Вторая выискивала в Крыму потомков готов, шанс на то, чтобы в средние века мы видели германоязычные народы на территории совр. Украины, Румынии, Хорватии, Словакии. Под властью германских конунгов между Доном и Дунаем жили сарматы и аланы (ближайшие родственники современных осетин). К северу обитали отдельные славянские племена, еще севернее - балты, а дальше - финны. В верхнем и среднем течении Дона еще много реликтов скифской эпохи (меланхлены в т.ч. - их считают тем же компонентом в сложении совр. хорватов, чем и булгары-тюрки в сложении совр. болгар). Историки подчеркивают относительную малочисленность захвативших отдельные римские провинции германских племен (например, вандалов - 80 тысяч, остготов - 100 тысяч). Возникает естественный вопрос о возможности таких горсток людей удержать под контролем миллионы подданных (население Галлии, Италии и Испании в 200-500 годах сократилось с 13-15 млн. до 5 млн. в каждой), но здесь - сложная реакция завоевателей с частью местной аристократии. Надо также заметить, что движения багаудов (в Галлии III-V веков) и скамаров (в Иллирии V века) не носили этнический характер. Удивительно, но вторжения варварских (германских) племен в пределы Римской империи в самом конце IV - начале V века не были чем-то исключительным и небывалым. Вторжения кельтов Италию и Грецию в IV и III веках до н.э., вторжение кимвров и тевтонов в конце II века до н.э., завоевания Буребисты в начале I века до н.э., которые, не будь римских войск в Греции, могли достичь Эгейского моря. На протяжении II-III веков также происходили регулярные атаки приграничных племен, но их до поры до времени успешно отражали. Что же случилось в 376-411 годах? Вторжение гуннов сметает державу Германариха (федератов и союзников Рима в 332-367 годах), готы вынуждены перейти Дунай и подняли восстание в 377-382 годах. Складывается система "внутренних федератов", резко возрастает и до того немаленькая роль германских наемников в войсках Рима. В 406 году римскую границу переходят вандалы, аланы и свевы, в 411-413 бургунды в качестве федератов поселены на римском берегу Среднего Рейна, франки в 428-431 уже прочно закрепились на берегах Нижнего Рейна, ассимилировав батавов. Между 406 и 481 годами вся территория Гесперии (Западного Рима) занята федератами, которые формально продолжают признавать императора (с 476 года - императора Востока) в качестве верховной власти, и это дает основания некоторым историкам говорить о том, что формально Римская Империя не распадалась. Кимр (руг?) Одоакр в 476 официально был назначен патрицием и императорским наместником, а Теодорих - в 488. Рядом с федератами до 486 года просуществовало т.н. Государство Сиагрия со столицей в Лютеции-Париже и Государство Непота в Иллирии до 480 года. Граница между Византией и Гесперией, проложенная еще в 307 году при Константине и окончательно утвержденная в 395 году (раздел единой империи Феодосия между его сыновьями Гонорием и Аркадием), может считаться цивилизационной и даже религиозной (раскол на православие и католицизм происходил между 395 и 689 годами, а не в 1054, и начался даже с филиокве, концепция которого разрабатывается в Испании между 589 и 681 годами, а с оформления грекоязычия в православии и латиноязычия в католицизме - это оказалось важнее, так что "первым католиком" можно считать Иеронима Стридонского, чей перевод на латынь нового завета лег в основу позднейшей Вульгаты). Но при этом в Южной Италии и не только - во всех крупных городах Италии - вплоть до Х века сохраняются крупные греческие диаспоры (в Риме еще в Х веке владычествовал греческий род Феофилактов).

retrograde: завоевания Буребисты в начале I века до н.э. Что-то у меня стереотип, что Дакия была типа государством, а не рыхлой варварской конфедерацией. Всё-таки второе?


ВЛАДИМИР-III: Хотел быть государством.

ВЛАДИМИР-III: Итак, к началу VI века, который считается переломным в этнической истории Европы - т.е. отделяющим привычный современный европейский этногенез от античной этнографии Европы, следующую картину. Карта, конечно, неточна, но в общих чертах позволяет сориентироваться. У меня (авторская карта) неримская Европа получалась несколько иначе (500 год:

ВЛАДИМИР-III: Т.е. уход германцев на запад и юг приводит к сдвигу славянских племен в направлении Эльбы (пока еще не в направлении Дуная), а гуннские завоевания позволяют славянам продвинуться в направлении Черного моря (в ареал Черняховской культуры), а один славянский (или преимущественно славянский с участием германцев и сарматов) выселок (Именьковская культура) проник на Среднюю Волгу (интересно, что если бы не ассимиляция пришедшими с юга булгарами - предками, скорее, в большей степени чувашей, чем казанских татар, Именьковская культура могла трансформироваться в еще одно восточнославянское государство на пути из варяг в хазары - мусульманское?) Авторы второй карты преувеличивают распространенность сарматов и прочих ираноязычных племен к северу от Причерноморья в VI веке, но небольшие ираноязычные группы в районе Воронежа еще существуют, а ираноязычные буртасы доживут на Волге до татаро-монгол. Нет, междуречье Волги и Дона в это время - зона тюркоязычных булгарских (постгуннских) племен, которых скоро сметут авары - племя в основе ираноязычное (хиониты), но вобравшее часть тюркских (болгарских) групп. Авары серьезно подпортили славянам жизнь и, достигнув Центральной Германии, отделили славянский ареал от Римской Европы (хотя это не мешало вторжениям славянских дружин - совместно с аварами в Византию). К северу от славян - балты и балто-славяне (голядь), финны и финно-угры - вплоть до самодийских групп Большеземельской тундры и Приуралья. Готы закрепились в Крыму. Гепиды - в Банате (но ненадолго; авары разрушили их королевство).

ВЛАДИМИР-III: Карта "варварских королевств" Запада Европы отличается от классической карты 526 года именно тем, что это 500 год, и франки еще не прогнали вестготов из Аквитании. Любопытно, что этническая граница сплошного сельского массива германцев и "вельшей" уже в VI веке стабилизировалась примерно на тех рубежах, где мы ее видит сейчас - между германскими и романскими народами. Бургунды заселили совр. Германошвейцарию, а аламайны - Эльзас, но севернее рубеж не изменился, не смотря на то, что на смену батавам пришли фризы и фламандцы (древненидерландский диалект встречается уже в Салической правде франков - около 500 года н.э.) За пределами германского "лимеса" все германские племена живут либо в городах, либо в качестве землевладельцев в сельской местности, и их количество не позволяет им оказать существенное влияние на этническую карту Римского Запада. Франки дали свое название новому народу, но бургунды на Роне, остготы в Италии, вестготы в Испании и Септимании, свевы - в будущей Галисии довольно быстро (VIII век) растворились в местном населении (почти как русы-варяги в восточных славянах). Старофранцузский язык (не смотря на все франкские влияния - 15% лексики современного ойль имеют германское происхождение) - это все-же романский язык, и правы те французские филологи, которые говорят, что старофранцузский язык фактически родился в эпоху завоевания Цезарем Галлии. Древнейший документ, зафиксировавший переходный вариант между галло-римской народной латынью и собственно французским - договор, подписанный королями Карлом Лысым и Людовиком Немецким в 842 году. Другая проблема средневекового французского языка - проблема окс и ойль. Уходит она корнями тоже в римские времена, когда Прованс получает приоритет по темпам романизации (еще с конца II века до н.э.), а степень романизированности Северной Галлии намного меньше. Мог сыграть свою роль и белгский фактор: белги - группа племен, заселявших пространство между Рейном и Сеной, существенно отличались от галлов Средней и Южной Галлии. Вне зависимости от того, были ли белги кельтами, германцами или "третьим компонентом" (как и весь т.н. Северо-Западный блок), можно говорить, что в лингвистическом отношении они заметно отличались от более южных племен, что не могло не сказаться на специфике лингвистической романизации. Именно здесь, на мой взгляд, причина формирования двух французских языков, из который окс ближе к каталонскому, а ойль ближе к валлонскому (который - 9% германизмов - не стоит путать с бельгийским вариантом французского языка). В Испании вестготы долго сохраняли свое национальное (сословно-аристократическое?) сознание (еще в начале XIII века Родриго Хименес де Рада пишет ГОТСКУЮ ИСТОРИЮ, а в XIX веке латиноамериканские либералы дразнили консерваторов "готами"), но на этнические процессы это почти не влияло, и грамматика, фонетика и морфология староиспанского языка Х века обнаруживают больше общих черт с галло-романскими языками, чем с современным испанским. Столь же мало язык свевов повлиял на галисийский, который уже в VII веке заметно отличается от "официальной" богослужебной латыни. В Италии остготы не сумели надолго закрепиться (вместе с остатками скиров и ругов), а лангобардский язык так и остался простонародным, не дав никаких значительных текстов, хотя лангобарды господствовали в большей части Италии с конца VI по конец VIII века, а их язык окончательно вышел из употребления лишь в XI веке. В VI веке Дунай уже не является южной границей германских диалектов - бавары проникают южнее после ухода лангобардов, а до них на территории совр. Австрии жили руги, но славянский компонент в VII веке едва ли не доминирует в Карантании (весь юг и центр совр. Австрии). Совсем иная картина - в Британии. Там происходит постепенная экспансия англо-саксов (ютов меньше, и они сосредоточены в Кенте), которые завоевывают множество мелких кельтских царств, кстати христианизированных (сами англо-саксы значительное время еще оставались язычниками; юты - до IX века). Процесс этот продолжался и в отношении современной Шотландии, куда нортумбрианский диалект староанглийского проникает около 1100 года и в XIV веке становится господствующим. Странно - альтернатива с полностью кельтоязычными Британскими островами вполне правдоподобна. Удивительно также, что англоговорящие. которых, естественно, было на порядок меньше, чем кельтов, не растворились в их среде, как те же викинги в Нормандии и Руси. Другой вариант - с попыткой завоевания норманнами Ирландии в IX веке, но этот проект остался таким же неосуществимым, как и датское завоевание соседней Англии в том же веке. В противном случае у Англии в Атлантике был бы мощный конкурент в лице кельтоязычной страны с норманской династией.

ВЛАДИМИР-III: Что же происходит восточнее? Римская империя (Ромея) продолжает существовать со столицей в Константинополе. Ее населяют т.н. "ромеи" (самоназвание), которые в быту используют среднегреческий язык, а официальным языком до VII века остается латынь. Огромная, многонаселенная и экономически мощная империя сумела преодолеть "варварский кризис", и уже при Юстиниане начинаются отвоевания западных провинций. В 533-552 годах Ромея вернула Италию, Северную Африку, юг Испании. Некоторые историки считают, что этот процесс мог продолжаться, и при отсутствии арабских завоеваний рано или поздно (возможно уже в конце VII века) византийские войска вышли бы на Рейн и верхний Дунай, а государства лангобардов, вестготов и франков прекратили бы свое существование, в лучшем случае сохранившись в виде федератов Нового Рима. Есть и другая т.з., что в непрерывных войнах VI - начала VII веков коренная Ромея (Малая Азия и юг Балкан) надорвалась, что сделало ее легкой добычей для арабов и отчасти славян в VII веке. К 550 году (в момент наибольшего расширения) Ромея начитывала 35 млн. жителей, а Константинополь (Византий) был городом-миллионником. В целом в географических пределах Европы в 500 году проживало 28 миллионов человек (сравнительно с 69 миллионами в 200 году), из которых на территориях совр. Франции - 5, Испании и Италии - по 4,5, совр. Германии - 1,5, а на огромном пространстве Восточной Европы (от совр. Калининграда и Мукачево до Урала и Кавказа) - 3 млн. человек, из которых славян было менее 1 млн. (еще чуть более 1 млн. славян проживало в Центральной Европе). Население Британских островов в целом - 1,4 млн, Скандинавии - 300 тысяч человек. Европейское население в целом продолжает сокращаться до середины VII века.

ВЛАДИМИР-III: VII век серьезно спутал этнические и общецивилизационные карты Средиземноморья. Мой вузовский преподаватель культурологии считал именно арабские завоевания более важными для истории Европы, чем нашествия германцев (в первом случае Европа была наконец-то отделена от Средиземноморья и получила возможность самостоятельного, непериферийного развития). Но всегда, когда видишь огромную карту арабских завоеваний VII-VIII веков (а они продолжались и после), возникает вполне естественный вопрос: как? почему небольшой пустынный народ завоевал столь огромные пространства, причем отнял их у самых развитых на тот момент стран мира? У мусульман ответ предсказуемый и скорее богословский, чем научный - аллах предопределил (т.е. они считают главным фактором - свою воинственную религию). Просто отмахнуться от этого тезиса не получится, поскольку здесь возникает уточняющий вопрос: а были ли религиозные войны до 630-х годов? Конечно, Кротон под руководством пифагорейцев вел вполне религиозную войну с Сибарисом, а восстание еврейских Маккавеев и Иудейская война I века н.э. были вполне себе войнами под религиозными лозунгами. Но потом - уже в эпоху христианства? Религиозные споры в III-VI веках в рамках христианства не приводили к сколько-нибудь серьезным столкновениям и были, пользуясь гашековской метафорой, скорее дракой в Будеевицком трактире, чем мировой войной. Нет также никаких оснований считать завоевания готов религиозными войнами ариан против никейцев (правда, восстания донатистов в Северной Африке, вроде, подходят под определение религиозных движений). Также ирано-византийские войны - были ли они религиозными и какую роль играл в них религиозный компонент (в т.ч. еще в эпоху римско-иранских войн, когда с одной стороны воевали ортодоксальные зороастрийцы, а с другой - легионы, воспринявшие митраизм)? История Армении также знает серию гражданских войн между христианами и зороастрийцами, которые, в конечном счете, разорвали страну между Ираном и Ромеей. Но если все эти конфликты можно считать проторелигиозными войнами, в случае арабов-мусульман мы сталкиваемся с феноменом "полуварваров", у которых на вооружении оказывается новая "ересь" и большое желание распространить ее по всему миру (первоначально пророк Мухаммад ограничился письменными призывами к правителям Ромеи, Ирана и Аксума). Разумеется, все эти религиозные страсти не стоили бы и одной взятой крепости на границах Византии, если бы не уникально тяжелое положение, в котором оказались два главных противника арабов. Ромея надорвалась в ходе почти беспрерывных войны на всех рубежах, и хотя война с Ираном 602-626 была формально выиграна, она особенно обескровила державу. Иран, который в разгар своих успехов вышел на рубежи, достигнутые Дарием в VI веке до н.э. (Египет, Сирия, Малая Азия), также, в конечном счете потерпел поражение, поскольку война велась на измор (в этом отношении ее можно сравнить с ПМВ), а внутри страны все еще сохранялась нестабильность после подавления движения маздакитов. Вторым фактором, очень поспособствовавшим арабским завоеваниям, был религиозный раскол Ромеи. На Балканах и в Малой Азии восторжествовало православие, но основная масса населения Египта и Сирии исповедовала монофизитство, которое стало знаменем оппозиции константинопольскому правительству. В Африке донастисты, жестоко преследуемые православными властями (это осуждает даже Прокопий Кесарийский), продолжали сопротивление. И вся эта масса (более половины населения Империи) не горела желанием ее защищать. История арабских завоеваний Сирии и Египта пестрит фактами специальных договоров с теми или иными городами, которые добровольно переходили на сторону завоевателей, оговаривая право свободы вероисповедания. Арабы первоначально смотрели на все население занятых территорий как на источник колоссальных, совершенно несравнимых с торговым оборотом торгового города Мекка (и Медина тоже) налогов, и им даже было выгодно сохранение большой инорелигиозной массы населения, с которого можно было взымать двойные поборы. Вообще, в VII-X веках на Ближнем Востоке мы не наблюдаем никакого численного преобладания мусульман. В Египте, Сирии, Иране сохраняются крупные христианские и зороастрийские общины, даже в Северной Африке мусульманство стало преобладать только после Х века. Рядом с мусульманской арабоязычной культурой существует христианская арабоязычная, еврейская (в т.ч. арабоязычная), мусульманская ираноязычная, зороастрийская иранская, еще несколько более мелких (в т.ч., например, культура мандеев Южной Месопотамии, правда, расцвет этой общины приходится. По подсчетам автора, в 1000 году за пределами границ Ромеи в Западной Азии мусульмане составляли всего 75-80% населения, остальные 20-25% - христиане, зороастрийцы, буддисты, иудеи, мадеи, манихеи, язданиты, сабии и прочие. И еще следует помнить, что "полуварварство" Аравии в VI веке н.э. очень относительно. Это страна развитых торговых городов, а Йемен - зона древней земледельческой цивилизации. Общее население полустрова доходило до 5 млн. человек, из которых можно было набрать стотысячную армию. Так что в объяснении успехов арабских завоеваний можно обойтись (как Лапласс) вполне материалистическими причинами. В результате, к 700 году Ромея сжалась до размеров "Греческого царства" (в ходе войн с арабами в Малой Азии византийская элита даже обсуждала вопрос об эвакуации столицы Империи в Карфаген (тоже интересная альтернатива), но вопрос отпал сам собой после захвата арабами Ифрикии). На Балканах исчезает иллирийский язык, но далматинский романский сохраняется, а славянские переселенцы занимают обширные территории между Дунаем и Пелопоннесом. Степи Среднего Дуная и раньше привлекали кочевников с востока. В I веке н.э. здесь обосновались сарматские авангарды, потом - аланы. Но после смерти Атиллы гунны исчезают из региона, и лишь обосновавшиеся в 567-568 годах в Паннонии авары окончательно меняют этнический состав населения не в пользу оседлых земледельцев (до сих пор венгерская кухня резко отличается от остальных европейских именно своим скотоводческим происхождением). Авары покоряют множество славянских племен и во главе этой массы ведут войны с франками и Ромеей. Однако после ряда поражений от франков, славян и булгар авары, казалось бы, почти исчезают, но в самом конце IX века их хозяйственно-экологическую нишу занимают венгры, пришедшие из Причерноморья, куда они прибыли с Южного Урала. Западные славяне, попавшие под власть венгров, стали основой для формирования словаков - ранее там располагалось Нитранское княжество (сохраняло автономию до 1108 года). Тюркоязычные булгары, ранее обитавшие к востоку от Азовского моря, разделились и завоевали, соответственно, Нижний Дунай (где объединили семь славянских племен) и Среднюю Волгу (где уничтожили Именьковскую культуру). Не смотря на переселения и войны, численность населения Восточной Европы заметно возрастает - до 4,8 млн. человек в 800 году, и половина этого числа приходится на славян, которые занимают пространства от Ильмень-озера до устья Дуная. Рядом - 2-миллионный Хазарский каганат, сумевший остановить арабский натиск в районе Дербента. На севере Восточной Европы - малочисленные финнские, угро-финские и самодийские племена. Сохраняют свою независимость балты.

ВЛАДИМИР-III: В VIII веке то, что осталось от Римской империи (Ромея и варварские королевства), оказалось под угрозой арабо-исламского завоевания (интересное последствие начавшегося еще в последние века до н.э. становления религий в результате соединения греческой философии и азиатских культов усилиями Александра Македонского - кстати, весьма почитаемого в мусульманской традиции). Здесь самое время задать вопрос о причинах заката мусульманской цивилизации (равно как и о причинах ее расцвета в VIII-XII веках). Рассуждая феноменологически, нельзя отрицать факт того, что в раннем средневековье испамская цивилизация существенно (демография, в т.ч. городская, экономика, наука, инфраструктуры) превосходила т.н. Запад, и точно также нельзя отрицать, что это превосходство исчезает в XIII-XV веках, а после 1500 года - в т.ч. в наше время - мусульманский мир - это убогое, отсталое и бесперспективное (как нечерноземная деревня) пространство, генерирующее кроме нефти лишь радикальный ислам, и никаких оснований для изменения ситуации в настоящее время не просматривается. Поэтому, когда альтернативноисторическая завоеванная мусульманами Европа мыслится как более развитая цивилизация сравнительно с реальным европейским средневековьем IX-XI веков, это верно, но верно и то, что после 1500 года ее судьбы мало чем отличались бы от судеб Северной Африки или Средней Азии, даже если бы мусульманские мореходы нашли путь в Новый Свет (добравшись в Индийском океане до Мадагаскара. а затем и до Японии, они не нашли Австралии, хотя это было не так уж сложно). Ответ на вопрос - почему в VIII-XII веке мусульманский мир процветал? - столь же сложен, как и вопрос об упадке. Ведь формально ислам как цивилизационноформирующий фактор ничуть не изменился. Но дело в его роли в обществе. В первые шесть веков исламской истории (единодушно выделяемые всеми историками как "золотой век ислама") мусульмане не составляли подавляющего большинства населения, исламские правители проявляли относительную (уж сравнительно с христианской Европой) терпимость к своим подданным немусульманам, был еще велик "запас античной цивилизации", которая очень много дала мусульманам - от трудов Аристуна до драхмы (дирхема) и персидского рамадана. Не смотря на великие завоевания, трудно представить до XII века погромы, схожие с уничтожением ассирийцев Тимуром или ваххабатское движение (османские завоевания в XIV веке также шли под лозунгами исламизма). В итоге исламский мир занялся саморазрушением, как Филипп Испанский, изгнавший морисков. Экономическая ситуация ухудшалась, налоговые поступления снижались, ресурс, от которого зависела военная мощь, таял. Эмиры и султаны, обнаруживши такую неутешительную песпективу, обращались к улемам, а те заявляли, что все беды от обилия неверных, и неверных уничтожали и изгоняли. После изгнания экономическая ситуация еще больше ухудшается, и улемы провозглашают следующую причину - женщины бесстыдно ходят с открытыми лицами. После исправления этого положения налоги не вырастают ни на дирхем, и находится следующая (очень существенная для мусульманина!) причина такого непорядка - употребление в пищу свинины. Понятно, что по мере исламизации общества, его развитие становится все более проблематичным. Дополнительным жупелом исламской цивилизации стало не только само по себе спаивание религии и политики в неразрывный комплекс представлений, а то, что к религиозным представлениям мусульманина намертво примерзли обычаи арабских бедуинов середины I тысячелетия н.э., и вся общественная жизнь должна рассматриваться через их реализацию (шариат; адат хотя и дозволяется, но все время находится под подозрением, и введение норм шариата воспринимается всеми правоверными как истинная победа ислама - цель существования исламских обществ). В этой связи трудно, невозможно согласиться со странной формулировкой, которая часто озвучивается за пределами исламского мира, когда речь заходит о наиболее диких социальных и религиозных практиках в рамках ислама - дескать, исламу всего 1300 (уже 1400) лет, христианство старше, вот "повзрослеет" ислам, и все станет хорошо. Нет. Христианская цивилизация даже в XIII веке существенно отличалась (причем в лучшую сторону с т.з. социального прогресса) от исламской цивилизации XXI века, и никакого изменения в эту сторону от мусульманских обществ ждать ни через 700 лет, ни дальше не приходится. Будет только еще большая исламизация (см. талибы, ваххабиты, ИГИЛ и т.п.) Этот странный, нестандартный гностицизм (Гумилев почему-то считал гностиками только "антисистемы", которые запрещают есть мясо и заводить детей) в конечном счете поставил целые народы перед выбором: или отречение от истинной веры, или тысячелетнее прозябание в качестве пеонов мировой цивилизации. В этом отношении христианская западная цивилизация (здесь эпитет "западная" существеннее, чем "христианская", поскольку православные византийцы и эфиопы-монофизиты оказались в положении, схожем с мусульманами, обреченные ходить по кругу циклического развития цивилизаций) оказалась перспективнее за счет атеизма, который всегда жил в ней и который корректировал самые сумасшедшие движения верующих душ. Фома Аквинский жил в XIII веке. Хорошо, сравните его с мусульманскими богословами ХХ века. Даже сравните с аль-Джуазийей, жившем в XV веке, которого уже не интересует ничего, кроме комментариев к корану и инструкций, как соблюдать шариат. Был ли шанс у мусульманской цивилизации до XII века? Был. Но он не был использован. На Западе именно в XII веке происходит интеллектуальный (и что еще важнее - образовательный) переворот. Дальнейшие бонусы в виде толчка к техническому прогрессу в результате массовой смертности из-за чумы XIV века и великие географические открытия - лишь прилагательное. Так что в VIII веке Западу еще раз повезло, и в битве при Пуатье решилась судьба мировой цивилизации - будут ли отдельные ее компоненты крутиться в шпенглеровских циклах, или же произойдет прорыв в линейное развитие (что и произошло между XII и XV веками).

ВЛАДИМИР-III: Если позволительно задаться вопросом о завоевании арабами всей Европы, то тем более можно рассмотреть вопрос о выживании Вестготского Государства. Его завоевание стало результатом ряда случайностей (ссора короля вестготов с византийским губернатором Сеуты Юлианом, отсылка дочери Юлиана Кавы к вестготскому королевсткому двору, союз Юлиана с вестготами, успешное сопротивление Сеуты арабскому штурму - достаточно было одному из этих событий не случиться, и границей мусульманского и западнохристианского миров останутся Геркулесовы Столпы - видимо, это название сохранится вместо арабизированного Гибралтара). Считается, что при отсутствии мусульманской Испании арабское влияние в Европе будет слабее, и европейская наука не получит того сильного воздействия, которое обеспечило длительное взаимодействие с арабами - впрочем, каналов связи и без Испании было достаточно. Но уж точно это скажется на самой Испании, которая в это время переживает сложные трасмутации в результате соединения культур пришлых готов и свевов с местной романизированной культурой иберо-римлян и еще достаточно сильным наследием дороманских культур - особенно на побережье Бискайского залива, откуда в реальной истории начнется реконкиста. В нашей реальности арабское завоевание резко изменило культурный баланс на полуострове, сделало культурные конфликты прошлого и позапрошлого веков неактуальными. Не стоит забывать, что к 700 году вестготы перешли в католицизм, и арианство как религиозный фактор в Западной Европе практически исчезло. Кстати, как официально именовались государства Западной Европы в 700 году. Вестготы правили Готским Королевством (Regnum Gothorum). Соседним государством управлял Король франков и римлян. Еще дальше начиналось Королевство Лангобардов. В германских землях также правили кёниги (короли). Отношения с Ромеей уже строились почти на равных (перелом произошлел после осознания византийцами неудач в отвоевании Гесперии в VI веке). В результате арабо-берберских (в составе армии завоевателей уже в начале VIII века берберы играли исключительную роль) завоеваний возникает т.н. "мосарабский" язык - язык романской группы, но насыщенный арабизмами - на нем говорили в Гранадском эмирате еще в XV веке. Арабо-берберы, переселившиеся в Испанию, формируют новую этническую общность (т.н. "мавры"). К 800 году на территории Пиринейского полуострова проживает 4 млн. человек. По составу: 30-40% - арабы, 5-10% - берберы, 5% - муваллады (христиане романского происхождения, принявшие ислам и практически полностью слившиеся с мусульманами), мосарабы - группы романоязычных христиан европейского происхождения, проживавших на контролируемых мусульманами землях, 12% - христиане (жители борющегося с мусульманами независимого Королевства Астурии). Считается, что в Испании в раннем средневековье проживало очень много евреев-сефардов (энциклопедии начала ХХ века называют цифры до 800 тысяч человек (20% населения полуострова), но это преувеличение, иначе придется считать сефардов преимущественно сельскими жителями, поскольку % городского населения даже с учетом быстро растущего населения Кордовы - до 500 тысяч в XI веке - был гораздо меньше 20). Следовательно, конфессиональный состав населения Испании около 800 года слагался из 45% мусульман, 5% иудаистов и 50% христиан. Арабы и берберы преобладали в городах. Хотя франкам в 732 году удалось выиграть главную битву века, но это не означало конца войны с мусульманами - весь VIII, IX и X век продолжалось противостояние на широком фронте от Сицилии (которую арабы захватили в 827-888 годах) и Бари до Атлантики. Арабам также удалось захватить в 902 году фактически уже независимые от Ромеи (с 707) Балеарские острова, а также Крит (826). Все эти события существенно ослабили позиции Ромеи в Западном Средиземноморье и Италии, хотя Рим подчинялся ромейским императорам до 727 года (Папское Государство окончательно конституировалось в 752 году), а Венеция - до Х века (уже в этом столетии Венеция и Ромея заключают равноправные договоры). Ромейские императоры и элита никак не могли осознать превращения страны из огромной империи в небольшое греческое царство, и вся их политика в VIII-XI веках была направлена на отвоевание потерянных территорий - как на Востоке, так и на Дунае. Ко всему прочему в Ромее наблюдалось форменное армянское засилье. По подсчетам А.Каджана, 10-15% ромейской аристократии - армянского происхождения (Ангелы, Ватацы, Гаврасы и т.д.) То же происхождение имели 28 из 72 императоров, правивших в 582-1341 годах. Фактически Византийская империя в течение IX-X веков превратилась в греко-армянское государство. Дополнительную проблему составляло то, что армяне продолжали придерживаться "еретического" с т.з. православных монофизитства. VIII век - век господства славян, расселившихся между низовьями Эльбы, Пелопоннесом, Новгородом и устьем Днепра. Повсеместно видим крупные вождества и племенные союзы. Традиционное деление славянских языков на подгруппы по территориальному принципу (западные, восточные и южные) не всегда соответствует лингвистике. Альтернативные деления - это принятое в современной Украине деление славян на языковое "ядро" (наиболее архаические языковые формы) - чехи, словаки, украинцы и языковую "периферию" (все остальные). В русской филологии еще в XIX веке высказывалось предположение о принадлежности болгар к восточным славянам, но здесь просто история особых связей русского и болгарского языков через церковно-славянский (даже русский литературный язык, хотя и возник на основе московского говора, в XVIII был фонетически болгаризирован Ададуровым, Тредиаковским и Ломоносовым).

ВЛАДИМИР-III: К концу VIII века в Западной Европе происходит еще одно крупнейшее событие - Каролингское возрождение. Появляется т.н. Империя Карла Великого (его титул с 800 года звучал как император Римской империи, король франков и лангобардов). Население этоого огромного государства достигает в том же году 15 млн. человек (для сравнения в Ромейской империи в текущих границах - 7 млн. человек, а население Арабского Халифата без отпавших к тому моменту Магриба и Андалуса - 40 млн. человек; на пространстве от Киренаики до Инда). Как и всякая империя, эта Римская империя была многонациональной - галло-римляне, рето-римляне и итало-римляне преобладали над германскими этносами: франками, лангобардами, бургундами, аламайнами (швабами), баварами, саксами, фризами и тюрингами. Часть из этих народов находилась в зависимости от франков еще задолго до Карла Великого. Раздел империи между внуками Карла помещал интересному эксперименту по созданию новой общности - романо- или германоязычной (впрочем, многовековое сосуществование немцев, северных итальянцев и чехов в одной империи ничуть не приводило к их слиянию, ассимиляции подверглись лишь полабские славяне). Феодализм способствовал сохранению этнических особенностей. Действительно ли можно говорить о возникновении в IX веке трех западноевропейских этносов: немцев, французов и итальянцев - сравнительно с веком VIII, когда мы еще делим население Римской Империи Карла Великого на "вельшей" и "тевтонов"? Сам этот вопрос поставлен некорректно - в рамках политических представлений XIX века о сформировавшихся нациях, между которыми, перефразируя А.Гайдара, "нет средней линии". Для IX века и нескольких последующих веков это, как минимум, неактуально. Феодальная революция, последовавшая за распадом Римской Империи Карла, а точнее Людовика Благочестивого, выдвинула новые центры этнической консолидации - по сути дела при каждом крупном феодальном дворе формируется своя культурная среда с летописями и поэтами, которая претендует на роль законодателя этнического самосознания для бургундцев, нормандцев (ассимилированных скандинавов), жителей Иль-де-Франса и т.д. Аквитания фактически сохраняет независимость от Парижа до XI века, а Бретань - до XVI. Если Париж еще в какой-то степени мог претендовать на роль центра Франции (или Северной Франции), то столицей Германии (Восточной Франконии) становятся поочередно Регенсбург, Франкфурт, а затем совершенно забытый Гослар (с 911 года появляется наименование Королевство Германия, так что своим этнонимом немцы обязаны Генриху Птицелову). С Срединным Королевством (Римской Империей Лотаря) творятся еще более странные, но закономерные вещи - дата 855 года не менее важна для истории Западной Европы, чем 843 - в тот год произошел раздел "срединной кишки" франкских владений на три части - Итальянское (Ломбардское) Королевство (этноним лангобардов все-таки закрепился на какое-то время в рамках всей Северной Италии) во главе с римским императором Людовиком, Королевство Прованс во главе с Карлом и "владения Лотаря", которые с того же года именовались Королевством Лотарингия (просуществовало до 900 года). Лотарингия неизбежно должна была стать полем соперничества между западными и восточными франками и вряд ли сохранилась бы, но Прованс имел шансы сохранить независимость и этническую обособленность. В 879 Прованс распался на два королевства - Верхняя Бургундия и Нижняя Бургундия. В 933 году Нжняя Бургундия присоединила Верхнюю и стала называться Королевство Арелат, а в 1034 году это королевство вошло в состав Священной Римской Империи. В начале XIV века Карл Валуа носился одно время с идеей воссоздания королевства во главе с самим собой - если бы ему это удалось, не исключено сохранение независимости Арля до наших дней, и граница с Францией прошла бы по Роне. Одним словом, в IX веке мы наблюдаем на месте распавшейся Римской Империи вовсе не три, а шесть государств, каждое из которых вполне могло войти не только в политическую историю, но и в этническую. Впоследствии на рубежах Германии и Франции сохранят независимость (вопреки всем этнологическим прогнозам XIX века) Бельгия и Нидерланды - так что даже Лотарингия имела шанс. Германия в XI-XVIII веках менее всего была способна проводить целенаправленную агрессивную внешнюю политику - о ней судят лишь по завоеванию полабских и поморских славян (в последнем случае руку приложил датский король), а возникновение Тевтонского ордена - событие иного порядка. В языковом отношении IX век на континенте (в отличие от Англии) - это эпоха официальной латыни и неофициальных разговорных языков, из числа которых исчезают франкский и ломбардский, но на месте современного французского к 1000 году видим целую группу т.н. "языков ойль" (термин ланг д’ойль впервые появился около 1100 г. как искажение латинской фразы «lingua de hoc ille»). К югу от рубежа языков ойль (южнее Луары) распространяется окситанский язык, близкий каталанскому.

ВЛАДИМИР-III: Тем временем (IX-X века) в Магрибе исчезает этнический массив афро-римлян, а славянские народы продолжают населять Центральную, часть Восточной и Юго-Восточной Европы. Около 900 года в бассейн Среднего Дуная приходят венгры. А на территории совр. Румынии из под слоев завоевателей (готов, гепидов, гуннов, славян, авар) показываются румыны (валахи). Считается, что с III по XIII века романский элемент сохранился в основном в Марамуреше, Банате и Трансильвании. Таким образом, повторная (после XIII века) романизация славяно-влашского населения Валахии и Молдавии шла уже не с юга, a из Трансильвании. Тем более, что в Валахии преобладали болгары, а затем печенеги, изгнанные из Северного Причерноморья половцами в IX веке, а в Молдавии - славянские племена. Не смотря на греко-византийское, а затем славянское владычество, на Балканах сохранялись значительные группы латиноязычного населения - предки аромунов и мегленитов. На севере новгородцы могли проникать до Белого моря уже в Х веке, но селиться на его берегах предки поморов начали только уже в конце XI. Весь север Скандинавии, Северную и часть Центральной Финляндии, Северную Карелию и Кольский полуостров в середине I тысячелетия н.э. заселяли относительно многочисленные и воинственные племена саамов, войны с которыми у викингов и карел продолжались до XVI века. Есть гипотеза о приходе саамов из лесостепей Западной Сибири в результате засухи III века - т.е. это процесс, параллельный движению гуннов на запад, а ненцев на север Европы. Рядом с булгарами - предками чувашей и отчасти волжских татар в IX веке формируется башкирская народность. На Средней Волге все еще живут ираноязычные буртасы. Территорию совр. Ставрополья занимают аланы, Южной Кубани - касоги (адыге).

ВЛАДИМИР-III: В 1000 году, когда большинство "варварских" народов уже "уселись" на своих местах, население всей Европы составляло 50,5 млн. человек, в т.ч. 28,6 млн. жило в пределах быв. римского лимеса (не считая Британии), а 21,9 млн. - севернее и восточнее. Т.о. считая с 200 года н.э. население внутри лимеса сократилось в 2 раза, а население "варварской" Европы выросло в 2 раза, но, конечно, уровень цивилизованности - развития производительных сил, плотность населения, сеть городов и т.д. в бывшей Римской Европе все еще был выше, чем в "варварской". С 600 года, когда население наиболее значительно сократилось в ходе варварских нашествий и войн за восстановление Рима, население Европы выросло на 91% (с 26,4 млн. человек).

ВЛАДИМИР-III: ДОПОЛНЕНИЕ. В III веке до н.э. - III веке н.э. примерно на территории Бессарабии (первоначально на большом пространстве от Восточных Карпат до излучины Днепра) жили племена бастарнов. Скорее всего, это переселенцы с территории Бельгии или Центральной Германии - родственники белгов (третий некельтский и негерманский компонент населения региона).



полная версия страницы