Форум » Заклепкометрия » "лгали, лгут и будут лгать..." Очерки российских идеологий ХХ-XXI вв. » Ответить

"лгали, лгут и будут лгать..." Очерки российских идеологий ХХ-XXI вв.

ВЛАДИМИР-III: Взялся, наконец, за этот труд, который я замышлял еще в нулевые годы - критический обзор идеологий, их истории от зарождения в качестве ментальных структур индустриальной эпохи и до вырождения к концу ХХ века (плюс оценка современного состояния). Первая часть должна иметь продолжение: во второй части (которая займет 60-70%) речь пойдет о российских идеологиях от декабристов до нашего времени. Информации собрано вполне достаточно, а также обнаружил, что не смотря на смену симпатий и антипатий зав последние 10-12 лет, я вряд ли в 2005 году писал бы иными словами и определениями (а это значит, что базовые представления автора не изменились)))). Для начала общий обзор идеологических течений: ИДЕОЛОГИИ. 1. Либерализм. 1.1. Классический республиканизм (Макьявелли). 1.2. Вигизм (1680-е). 1.3. Классический либерализм (Монтескье) (1710-е). 1.4. Республиканский патриотизм (1790-е). 1.5. Республиканский федерализм (1790-е). 1.6. Национал-либерализм (Германия) (1800-е). 1.6.1. Декабризм (1810-е). 1.7. Джорджизм (1870-е): уравнительное налогообложение. 1.8. Социальный либерализм (1880-е). 1.9. Консервативный либерализм. 1.10. Национал-прогрессизм (около рубежа XIX-XX вв). 1.11. Исламский либерализм (Ата-Тюрк) (1920-е) (?) (младотурки: 1860-е; джадиды: 1900-е). 1.12. Неолиберализм (1930-е): активная государственная политика. 1.13. Либертарианство (1940-е). 1.14. Неоклассический либерализм (левый либертарианизм) (1960-е). 2. Консерватизм 2.1. Торизм (1680-е). 2.2. Либеральный консерватизм (Берк) (1790-е). 2.3. Классический традиционализм (1800-е). 2.4. Монархический абсолютизм (легитимизм; самодержавный монархизм) (1800-е). 2.5. Клерикализм (Де Местр) (1800-е). 2.5.1. Ультрамонтанизм (1800-е). 2.6. Конституционный монархизм (1810-е). 2.7. Джексонианство (1820-е). 2.8. Теодемократизм (1840-е). 2.9. Солидаризм (1850-е). 2.10. Интегрализм (1880-е). 2.11. Дистрибутивизм (около рубежа XIX-XX вв). 2.12. Национал-консерватизм (около рубежа XIX-XX вв). 2.13. Популяризм (христианская демократия) (начало ХХ века). 2.14. Социальный консерватизм (начало ХХ века). 2.15. Младоконсерватизм (1910-е). 2.16. Фундаментализм (1910-е). 2.17. Интегральный традиционализм (Генон, Эвола) (1920-е). 2.18. Голлизм (1940-е). 2.19. Неоконсерватизм (1970-е). 2.20. Палеоконсерватизм (1980-е). 2.21. Коммунитаризм (1990-е). 2.22. Христианский реконструкционизм (1990-е). 2.23. Теоконсерватизм (2000-е). 3. Социализм 3.1. Мютюэлизм (Прудон) (1820-е). 3.2. Сенсимонизм (1820-е). 3.3. Фурьеризм (1820-е). 3.4. Анархо-социализм (1830-е). 3.5. Классический марксизм (1840-е). 3.6. Христианский анархизм (1840-е). 3.7. Христианский социализм (1840-е). 3.8. Левое народничество (1860-е). 3.9. Социал-реформизм (1880-е). 3.10. Фабианский социализм (1880-е). 3.11. Социалистический сионизм (1890-е). 3.12. Желтый социализм (1900-е). 3.13. Лейборизм (1900-е). 3.14. Большевизм (1910-е). 3.15. Исламский социализм (1910-е). 3.16. Буддийский социализм (1920-е). 3.17. Национал-коммунизм (1920-е). 3.18. Неосоциализм (1930-е). 3.19. Сталинизм (1930-е). 3.20. Троцкизм (1930-е). 3.21. Арабский социализм (1940-е). 3.22. Демократический социализм (1940-е). 3.23. Титоизм (1940-е). 3.24. Африканский социализм (1950-е). 3.25. Классический коммунизм (1950-е). 3.26. Коммуно-патриотизм (чучхэ? 1950-е; Зюганов: 1990-е). 3.27. Маоизм (1950-е). 3.28. Еврокоммунизм (1960-е). 3.29. Фиделизм (1960-е). 3.30. Экосоциализм (1960-е). 3.31. Ведический социализм (1970-е). 3.32. Китайский социализм (1980-е). 3.33. Боливарианизм (Уго Чавес) (1990-е). 4.Фашизм. 4.1. Национал-синдикализм (1910-е). 4.2. Классический фашизм (1920-е). 4.3. Клерикальный фашизм (1920-е). 4.4. Монархо-фашизм (1920-е). 4.5. Национал-социализм (1920-е). 4.6. Революционный национал-социализм (1930-е). 4.7. Фалангизм (1930-е). 4.8. Неофашизм (1950-е). 5.Национализм. 5.1. Общий патриотизм. 5.2. Государственный патриотизм. 5.3. Этнический национализм. 5.4. Религиозный национализм. 5.5. Правое народничество (почвеничество). 6.Особые идеологии «анти… 6.1. Антимонархизм (1820-е) 6.2. Антибольшевизм (антикоммунизм) (1910-е). 6.3. Антифашизм (1920-е). 6.4. Антилиберализм (1990-е). Не правда ли, пестрый спектр?)))) Каждое из этих течений будет охарактеризовано (30% книги), а затем посмотрим как это реализовывалось с "российской спецификой".

Ответов - 287, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

ВЛАДИМИР-III: Дополнение к государственному патриотизму: Государственный патриотизм исходит из первичности государства, не только как обязательной формы общественной жизни, но и ее главного содержания. Здесь мы имеем дело с этатизмом, который, будучи в других идеологиях лишь средством, становится самоцелью (в результате чего государственник рискует уничтожить в себе все негосударственные эмоции и рефлексы и превратиться из аристотелевского «политического зверя» в «государственное животное», все существование которого носит публичный характер, подобно публичному характеру любой государственности; в этом отношении спасительным оказывается отстранение большинства общества от государственных забот и переложение их на плечи узкой группы принесших себя таким образом в жертву).

ВЛАДИМИР-III: Дополнение к неотрадиционализму: Понятийный аппарат и сфера интересов неотрадиционализма и классического советского этоса настолько различны, что трудно представить себе идеологов первого в качестве «руководящей и направляющей силы» постсоветского общества – куда они собираются направлять? какие социальные вопросы способны решить, кроме реставрации церквей и покупки попам мерседесов? Наивные постсоветские чиновники, которые до сих пор смотрят на эту среду, как на замену старой партии, лишенной влияния на экономику и лишь «вопитывающей» простонародье, обнаруживают, что неотрадиционалисты в десять раз дурнее самого отсталого секретаря обкома, а амбиций при этом у них пропорционально больше. Время от времени, конечно, неотрадиционалисту надо показать, что он – с простым народом, и готов защитить его (неужели от богоданной власти и от тех, кому божество дало богатство?) Получается, как у Алеши Карамазова, который хотел расстрелять помещика, затравившего собаками дворового мальчишку, но ему в голову не приходит (как и Достоевскому), что можно изменить социальные отношения, чтобы предотвратить саму такую возможность (действительно, наличие в мироздании всемогущего божества дает человеку на выбор лишь две роли: либо послушного дитяти, либо бунтующего раба, и любая социальная реформа несовместима с теоцентризмом). Борьба с коррупцией в современной России приобретает вполне карамазовский характер.

ВЛАДИМИР-III: Дополнение к клерикализму: положение православного духовенства в XVIII-XIX веках ничуть не соответствовало тем романтическим псевдоисториям, которые в настоящее время сочиняют «историки церкви»; для русского дворянина поп был разновидностью лакея – и не более; ближе к концу XIX века Тургенев жаловался Эдмону де Гонкуру, что как-то раз на званом обеде его посадили подальше от хозяина – рядом с попом – возмутительная немилость!


ВЛАДИМИР-III: Дополнение к монархическому абсолютизму: после отмирания аристократии на ее место устремились: на Западе – уголовный элемент, а в странах, где происходит возрождение духовности, – в России после 2000 года и исламских странах после 1979 – попы, очень неравноценная замена

ВЛАДИМИР-III: Дописал окончательно первую часть. ПОСЛЕСЛОВИЕ К ПЕРВОЙ ЧАСТИ Если бы Джонатан Свифт футуроспективно прочел вышеприведенный текст, он бы даже расстроился: как вы выжили 300 лет в этом хороводе придурков, фанатиков и мошенников, именуемых идеологами лишь из вежливости и нежелания употреблять крепкое словцо? Любое историческое явление, однако, уже самим своим существованием обозначает свою обоснованность за счет конкретных условий, вызвавших его к жизни – в противном случае его бы не было. Критикуя все идеологии, автор, понимает, что они имели положительное влияние на развитие различных человеческих сообществ и человечества в целом, во всяком случае на путях предлагаемых вариантов развития. Индустриальный уклад жизни катализировал их появление, но даже в условиях неиндустриального развития после 1750 года мы наблюдали бы сходные феномены общественно-политической жизни, хотя и преимущественно в узкой городской среде. Идеологические установки изменили общественные настроения не меньше, чем технологии – бытовые условия отдельного человека. Формальное равенство сидит в подкорке мозга любого олигарха или мелкого чиновника, социальные программы действуют в самых бедных странах, а религиозность давно стала синонимом социально-экономической отсталости и элементарной бедности. Хваленая толерантность, конечно, оказывается всего лишь возвратом к неидеологической политике времен до Французской революции, но нетерпимость идеологии к инакомыслию, которую хотят оженить с религиозным фанатизмом, позволяла универсализировать проводимые в рамках идеологии реформы и закрепить перемены. На выходе из идеологической эры человечество было иным, чем на входе в нее. Идеи сменились интересами, которыми политический процесс будет движим в следующей – постиндустриальной эпохе, а поэтому все ценности идеологического образа мышления представляют лишь исторический интерес. Идеологические достижения прижились в той форме, в которой они вообще могли иметь место в среднестатистической среде обычного человека. Все люди социалисты в вопросе справедливости, националисты – когда надо воевать, консерваторы – в отношении слишком нового и непривычного, либералы – с точки зрения свободы информации и образа жизни, и даже либертарианцы, когда государство хочет вмешаться в их личную жизнь. Яркая и драматическая эра идеологий завершилась. Все объективно полезные для нового мира наработки сохранились, а противостояние новому мировому порядку приняло формы эскапистских реакций, уже не играющих никакой глобальной роли. Будет ли информационный мир стабилен подобно доиндустриальному укладу? Впрочем, стабильность средневековья, как мы помним, это лишь видимость издалека. Мы живем рядом. Вторая часть будет включать разбор конкретных идеологем российской истории конца XIX - XX вв.

ВЛАДИМИР-III: Дополнение к консерватизму: Будучи детищем реакционного в отношении просветительских идей XIX столетия (которое желало усилить контроль за каждым человеком в контрреволюционных целях), консервативные идеологии восприняли его эстетику, крайне закомплексованную, ханжескую и условную (на языке викторианской Англии это именовалось «самодисциплинированием человеческой личности»), в качестве образца традиций всех времен и народов, и если бы консерватору довелось столкнуться с реальным прошлым, а не с тем, которое он желал бы увековечить, – например, окажись он в сутолоке средневекового карнавала времен Квазимодо, он счел бы это верхом неприличия, а себя – лично оскорбленным.

ВЛАДИМИР-III: Вот - окончательный вариант со всеми правками: http://www.proza.ru/2017/09/13/345

ВЛАДИМИР-III: Начал публиковать (не только я - нашлись люди, в т.ч. друзья детства, помогли) на ресурсе: www.sensusnovus.ru частями http://www.sensusnovus.ru/policy/2018/02/01/25854.html http://www.sensusnovus.ru/policy/2018/02/03/25863.html http://www.sensusnovus.ru/policy/2018/02/05/25866.html

ВЛАДИМИР-III: Продолжаю публиковаться: http://www.sensusnovus.ru/policy/2018/02/12/25889.html http://www.sensusnovus.ru/policy/2018/03/07/25891.html

ВЛАДИМИР-III: Три года назад написал эту книгу - она пользуется большим вниманием на ряде ресурсов - и с тех пор появились дополнения. Собственно, касаются они трех основных вопросов: 1) соотношение идеологий с философскими системами, им предшествующими (к примеру, социализм XIX века, конечно, базируется на одном из течений философии Просвещения - Мабли, Морелли и отчасти Руссо, но во втором случае мы имеем дело с философией, еще не овладевшей массами, причем реализоваться какие-бы то ни было коммунистические прожекты в XVIII веке могли лишь утопически, и только развитие капитализма создало базу для реализации социализма в целом - здесь Маркс прав; но я в данном случае упустил из виду идеологии радикального эгалитаризма - напр. бабувизм - которые присутствуют в конце XVIII - первой половине XIX веков и играют существенную роль в политической жизни тех времен, а равно готовят многие идеологии следующего периода, причем, самые различные - напр. Гарибальди равным образом чтили итальянские левореспубликанцы, коммунисты и фашисты; принципиальная разница радикального эгалитаризма и социализма в том, что первый стремится создать общество мелких собственников, причем, преимущественно аграрное общество - оно и понятно, индустриализация еще в будущем, и она откровенно непонятна многим просветителям, а социализм ставит главным не собственность, а равенство). 2) более четкое соотнесение "левых", "правых" и "центристских" идеологий. 3) идеологии в постидеологический век - т.е. в наше время. Здесь тоже немало интересного. В Европе - смещение всех системных партий в центр - отсюда неизбежное появление и усиление крайних (не коммунистов, так евроскептиков), в США - заметное полевение Демократической партии в последние 20 лет.

ВЛАДИМИР-III: Итак, дополнения. К СОЛИДАРИЗМУ - 2.9 Солидаризм обобщает опыт социального контруирования во Франции на протяжении всего XIX века и даже ранее - хотя бы теоретического в XVIII веке. Эта самая левая из консервативных идеологий сознательно конкурирует с социализмом на его поле, и это неудивительно, поскольку все первые социалистические эксперименты, происходившие в первой половине XIX века (фаланстеры, коммуны и проч.), осуществляются на фоне подобных же экспериментов в рамках других идеологий - либерализма и даже некоторых разновидностей консерватизма - в силу осознания необходимости контроля над общественными процессами в революционной и послереволюционной Франции. Их отголоски встречаются в других странах - например, военные поселения в России при Аракчееве - всего лишь подражание идеям патриотической аграризации военного сословия и встречной милитаризации труда (аграрного, прежде всего) во Франции, как при первой республике, так и после нее, в т.ч. в эпоху Реставрации.

thrary: ВЛАДИМИР-III пишет: положение православного духовенства в XVIII-XIX веках ничуть не соответствовало тем романтическим псевдоисториям, которые в настоящее время сочиняют «историки церкви»; для русского дворянина поп был разновидностью лакея – и не более; ближе к концу XIX века Тургенев жаловался Эдмону де Гонкуру, что как-то раз на званом обеде его посадили подальше от хозяина – рядом с попом – возмутительная немилость! А як слід ставитися до найдрібнішого з найдрібніших держслужбовця із боку землевласника(можливо навіть дідича або шляхтича), що в теорії міг плюнути на все і жити у своєму маєтку?

ВЛАДИМИР-III: Сословие однодворцев расцветало в тех зонах, где была постоянная нужда в воине-крестьянине (Украина, юг России, Испания, где идальго было до 10% населения).

ВЛАДИМИР-III: Дополнение к ХРИСТИАНСКОМУ СОЦИАЛИЗМУ 3.8 Ламенне был антимилитаристом и интернационалистом, что заметно контрастировало с общим настроем французской публики в XIX веке – на фоне двух поражений (1814 и 1870), а также культа солдата-землепашца Шовена. Но у Ламенне не было выхода. Если православие и протестантизм могут позволить себе самые дикие формы патриотизма, католицизм принципиально строится на ультрамонтанских представлениях.

ВЛАДИМИР-III: Дополнение к ГОЛЛИЗМУ 2.18 Первоначально (в годы второй мировой войны) де Голль видел, как это не странно, послевоенную Францию схожейс режимом Виши, ставшим резкой реакцией на кризис Третьей Республики: без влияния политических партий, во главе с сильным национальным лидером и государственным контролем над экономикой. И таким образом, мы видим в начале 1940-х во Франции борьбу между голлизмом и петэнизмом (разновидностью аграрно-консервативного шовинизма XIX века) за будущее страны, в которой дистанция между антагонистами невелика и касается в основном лишь внешнеполитической линии.

ВЛАДИМИР-III: Дополнение к СОЦИАЛИЗМУ 3. К примеру, любой эгалитаризм (в том числе социалистический) даже против воли начинает преклоняться перед большинством и его интересами в ущерб иным группам. На первый взгляд, это справедливо и соответствует любому представлению о естественном праве, но это лишь на первый взгляд. Диалектика соотношения между интересами большинства и меньшинства в социуме должна учитывать роль любого меньшинства. Врачи и учителя – безусловное профессиональное меньшинство, однако, без них развитое общество функционировать не может. Социализм возражает на это аргументом дифференциации социальных ролей (врач и фабрикант исполняют весьма различные социальные роли), и самым сильным аргументом – тезисом о взаимозаменяемости людей. Советский эгалитаризм строился на том, что «рабочие и крестьяне сами могут управлять государством» (любая советская политологическая книга с гордостью повторяла этот тезис в укор сомневающимся империалистам), но Милован Джилас впоследствии поиздевался над этой наивностью и доказал, что рабочий, который управляет другими рабочими, неизбежно перестает быть рабочим и становится управленцем со всеми негативными последствиями такой метаморфозы с т.з. равенства и гомогенности общества. Критики эгалитаризма, таким образом, могут возразить, что нужды общественного развития будут неизбежно выделять особые группы, чьи компетентности неизбежно войдут в противоречие с принципом равенства и повлекут возникновение нового (или старого, что не принципиально, особенно в случае регресса общества и возрождения вместе с утерянными ценностями утерянных социальных порядков) элитизма и естественных привилегий этих групп.

ВЛАДИМИР-III: Дополнение к НАЦИОНАЛИЗМУ 5. Наверное, «кандидатским минимумом» для вступления в ряды националистических идеологов следует считать крайнюю меланхолию, а также стремление отойти от рационального представления об окружающей реальности к эмоциональному.

ВЛАДИМИР-III: Дополнение к КЛАССИЧЕСКОМУ МАРКСИЗМУ 3.6. Свой главный тезис – классовую борьбу – марксизм позаимствовал у французских историков первой половины XIX века (Гизо, Тьерри, Мишле).

ВЛАДИМИР-III: Дополнение к СЕН-СИМОНИЗМУ 3.2 Столь же неудачной оказалась попытка основать социалистические (коммунистические) общины в Новом свете. Подобные колонии не были изобретением и монополией социалистов. В 1830-1840-х во Франции усилиями патриотов-консерваторов возникали сельскохозяйственные колонии для бывших солдат с целью их христианского воспитания, а в 1818 году офицеры наполеоновской армии основали аграрную колонию на территории мексиканского в то время Техаса, но она распалась через несколько лет.

ВЛАДИМИР-III: Дополнение к ЛИБЕРАЛЬНОМУ КОНСЕРВАТИЗМУ 2.2 Востребованность либерального консерватизма после необратимых изменений в европейском обществе, вызванных Великой Французской революцией, понятна, поскольку реальная политика в 1815 и последующих годах уже не могла позволить себе роскошь реставрации «старого порядка» (ну разве что в виде имитации, как исцеление от золотухи в ходе коронации французского короля Карла в 1825 году). Требовалось научиться работать с проснувшимися массами, и, судя по популярности либерально-консервативных партий вплоть до нашего времени, это получалось.



полная версия страницы