Форум » Криптоистория » Возрождение духовности (продолжение) » Ответить

Возрождение духовности (продолжение)

ВЛАДИМИР-III: В этой теме я буду собирать и представлять читателю наиболее яркие проявления духовной жизни верующих. Прежде всего в форсме высказываний. Полюбуйтесь! Никакие возражения, что это, дескать, "неправильная" религия, и есть какая-то "правильная", не принимаются. Есть такая манера у современных христиан: отрекаться от того, что осмеивается или наказуемо. Манера вполне понятна, поскольку за последние сто лет среди верующих произошел естественный отбор (а еще отрицают дарвинизм!), и выделились те, кто ради самосохранения готов был на все. Это очень хорошо описал Гоголь: [quote] - Ну, пусть скажут, - сказал Бульба, который всегда любил выслушать обвиняемого. - Ясные паны! - произнес жид. - Таких панов еще никогда не видывано. Ей-богу, никогда! Таких добрых, хороших и храбрых не было еще на свете !.. - Голос его замирал и дрожал от страха. - Как можно, чтобы мы думали про запорожцев что-нибудь нехорошее! Те совсем не наши, те, что арендаторствуют на Украйне! Ей-богу, не наши! То совсем не жиды: то черт знает что. То такое, что только поплевать на него, да и бросить! Вот и они скажут то же. Не правда ли, Шлема, или ты, Шмуль? [/quote] "Тарас Бульба". Если у евреев это национальная психология, то когда нечто подобное затевают наши люди, то это подло, отвратительно и гадко. Вам не стыдно? Впрочем, вернемся к нашим баранам: SARMAT:[quote]ну, раз они [ученые] не собираются её [теорию эволюции] отменять, то её действительно стоит изучать, но не для того, чтобы преподавать, а для того. чтобы сеять недоверие к ней, вскрывать её абсурдность, и недостойность для принятия РАЗУМНЫМ человеком. я в школе не преподаю, терпеть школу не могу, вместо этого накачал из инета удобоваримой информации, опровергающей постулаты дарвина, нарезал пластинок, и просто дарю школьникам. эх, вот если б мне кто такой диск подарил лет 25 назад, я б учителям не позавидовал, они даже не представляют, как Бог к ним был милостив[/quote] http://www.idinasvet.com/forum/index.php?topic=1875.0 Тогда уж этому борцу с небиблейской картиной мира следовало бы бороться с теорией о шарообразности Земли. Где в библии утверждается, что Земля - шарообразна (точнее, геоид)? Насчет общей астрономии я вообще молчу. В самой первой же книге библии ясно сказано, что есть "земля" - некая поверхность, над которой расположено "небо" - твердая оболочка, над которой (во всяком случае, до потопа) располагались массы воды (здесь компилятор V века до н.э. постарался быть логичным и непротиворечивым - надо ж было ему объяснить механизм потопа). В этой системе - плоская земля и полусфера неба над ней - откуда-то взялся свет (сам по себе, совершенно независимо от какого-либо источника - опять же, компилятору понадобилось объяснить, как задолго до появления солнца появились дни и ночи). Далее, любопытно, что компиляторы Книги Бытия придерживались концепции: суши больше, чем воды, достаточно распространенной в то время. Дело в том, что вода во второй день творения (солнца нет, а день есть!) собирается вместе в один замкнутый бассеин, окруженный сушей. Целых 24 часа до того вода в нарушении всех законов равномерным слоем покрывала все неровности рельефа. На третий день для освещения "земли" и смены времени суток сотворены светила (странно, но смена времени дня уже была, безысточниковым светом). Эти светила - большее - "солнце" и меньшее - "луну" еврейский бог прикрепил к небесной твердой сфере. Такая вот христианская астрономия. Разумеется, иудо-православные отрекутся от такой картины и выдвинут два контраргумента: а) церковь признавала в принципе шарообразность Земли согласно достижениям астрономии эллинистической эпохи. Аргумент несостоятелен, поскольку, например, теорию эволюции и сейчас признают многие церкви (например, католическая); труды Аристотеля и Птолемея не являются "богувдохновенными", и если они противоречат библии, то христианин не может принимать их всерьез. б) информация о сотворении мира в начале Книги Бытия - некая символическая поэма, вовсе не обязательно соответствующая физике и астрономии. Мало того. что глупый аргумент, но еще и очень опасный. Поскольку объявив какую-либо часть "богувдохновенного" текста несерьезной поэзией и т.п. условностью, "толкователь" рискует прийти к аналогичным выводам относительно всего текста.

Ответов - 111, стр: 1 2 3 4 5 6 All

ВЛАДИМИР-III: МОК отстранил сборную России от участия в Олимпиаде Российские спортсмены могут принять участие в зимних Олимпийских играх в Пхёнчхане, однако выступать они должны под нейтральным флагом, постановил исполком МОК Подробнее на РБК: https://www.rbc.ru/society/05/12/2017/5a2673189a79474eb33d8855?from=main Это обыкновенный олимпийский антирусский фашизм Я всегда говорил, что олимпийское богомерзкое движение и святая русь несовместимы.

thrary: там листа Філарета обговорювали? (Петро та Мазепа натякали, що там потрібен переклад з візантійської) мені здалося що там потрібно глибоке занурення у православя східне, зовсім східне, щоб хоча б зрозуміти про що йде мова. насправді цікаво літери кирилічні, мова російська, а до кожного слова потрібен тлумач.

ВЛАДИМИР-III: Болгарский атеизм (по материалам Википедии): Две болгарские переписи (2001 и 2011 годов) дают интереснейшие материалы для сравнения. Видим резкий рост численности атеистов (что вполне характерно для Европы начала XXI века сравнительно с религиозным ренессансом конца ХХ века), и появляется категория "не определившиеся (не ответившие)". Вместе с атеистами это составило 31%. Еще более интересно то, что, помимо резкого сокращения численности православных, видим столь же существенное сокращение численности мусульман (интересно сравнить с Боснией и Албанией).


thrary: Мова йде(згідно верхньої таблиці) що невіруючими себе назвали 9%, замість 4% 10 років тому, що якби ріст у два рази. а майже 21% *відмовились* відповідати. може вони буддисти? (насправді значна частина з тих хто відмовився відповідати вочевидь мусульмани, ну згідно цензів попередніх років)

ВЛАДИМИР-III: thrary пишет: може вони буддисти? Нет. Это люди, "равнодушные к религии". Как правило.

thrary:

ВЛАДИМИР-III: Каждому свое...

ВЛАДИМИР-III: Главный православный придурок Томской епархии РПЦ Максим Степаненко по прежнему борется со своей главной проблемой: Поэтому использовал, и буду использовать в качестве примеров художественные произведения, сам смотрю выборочно фильмы и с удовольствием пытаюсь их анализировать, того и читателям рекомендую: "Красавица и Чудовище": идеальная дочь, идеальная жена… - Максим Степаненко "Адмирал Ушаков" - сталинский фильм о мужчинах-победителях и подкаблучниках - Максим Степаненко "Корабли штурмуют бастионы" - сталинский фильм о мужчинах-победителях, шлюхах и их подкаблучниках - Максим Степаненко Матильду-клюкву смотреть всем юношам, аленям и Шурыгиным - Максим Степаненко http://www.k-istine.ru/head/daily_reflection/daily_reflection-267.htm И вынужден признать, что главная проблема перемогае: Я уже писал об особенности кастинга успешных фильмов. Кастинг, когда на роли главных положительных героев ставят содомитов, блудников, актеров, бывших многократно женатыми, алкоголиков и прочих морально ущербных, а на роли мерзавцев, воров и т.п. - порядочных актеров, является основой популярности фильма и его коммерческого успеха. Почему? Для успеха, во-первых, фильм должен понравиться женщинам, из которых 90 % относятся к типажу "дешевые блудницы", а они кого любят особо? Ущербных мужчин - гомосексуалистов, лжецов-блудников, алкоголиков... Там же. Мерзавцы, воры, актеры, алкоголики, гомосексуалисты - интересно, а какое название у самого Степаненко. Я думаю, гораздо хуже: верующий.

ВЛАДИМИР-III: Авторитетне британське видання The Telegraph склало мапу рівня релігійності в різних країнах світу. Як показує карта, найбільш релігійними регіонами є Африка та Близький Схід, не сильно відстають від них Південно-Східна Азія і Латинська Америка, повідомляється на сайті видання. Карта складена на основі трьох опитувань WIN/Gallup International, проведених у 2008, 2009 та 2015 роках. Кожен з опитаних респондентів відповідав «так» або «ні» на питання, чи вважає він себе релігійним. Потім результати обробили і нанесли на карту. Країни на ній пофарбовані в різні кольори залежноі від того, який відсоток населення є віруючим. Жовтим кольором позначені місця з найнижчим рівнем релігійності. А далі по зростаючій — до темно-синього. Лідером за релігійністю є Ефіопія — там віруючих 99%, причому в країні багато як християн, так і мусульман. Такий же показник у Малаві, Нігерії, Шрі-Ланки, Ємену. Наприклад, у Сомалі віруючих — 98%, в Афганістані — 97%. Західна, Північна і Центральна Європа здебільшого атеїстична. Найбільш релігійна країна Європи — Польща (86%), висока релігійність в Італії (74%) та Греції (71%). Віра важлива для багатьох східноєвропейських країн, релігійними людьми себе вважають 74% італійців і 71% греків. У топ-10 найбільш релігійних країн світу за версією The Telegraph входять: 1. Ефіопія - 99% вважають релігійним 2. Малаві - 99% 3. Нігерія - 99% 4. Шрі-Ланка - 99% 5. Ємен - 99% 6. Бурунді - 98% 7. Джибуті - 98% 8. Мавританія - 98% 9. Сомалі - 98% 10. Афганістан - 97% З іншого боку, в число найменш релігійних країн входять Японія (13%), Естонія (16%), Швеція (19%), Норвегія (21%) і Чехія (23%), але Китай перевершує їх всіх із 7%. У топ-10 найменш релігійних країн світу за версією The Telegraph входять: 1. Китай - 7% вважають релігійним 2. Японія - 13% 3. Естонія - 16% 4. Швеція - 19% 5. Норвегія - 21% 6. Чеська Республіка - 23% 7. Гонконг - 26% 8. Нідерланди - 26% 9. Ізраїль - 30% 10. Сполучене Королівство - 30% В Україні цей показник дорівнює 73%, в Росії — 70%, в Латвії — 40%, Литві — 42%. У сусідній Білорусі — 34%. Детальніше читайте на УНІАН: https://religions.unian.ua/religionsworld/2363933-britanske-vidannya-the-telegraph-sklalo-interaktivnu-kartu-religiynosti-svitu-doslidjennya.html

ВЛАДИМИР-III: «Ранние браки избавят Россию от ненужного высшего образования» Высокопоставленный московский клирик, протоиерей Александр Ильяшенко призвал русских девушек рожать с 17 лет и отказаться от высшего образования ради спасения страны от вымирания. Образование у нас все равно никому не нужно, рассуждает он. Портал "Русская народная линия" опубликовал комментарий известного православного проповедника, протоиерея Александра Ильяшенко по поводу демографической ситуации в России. Настоятель московского храма Всемилостивого Спаса, основатель портала "Православие и мир", отвечавший за взаимодействие с МВД в синодальном отделе Московского патриархата, констатирует, что Россия находится "на пороге страшной демографической катастрофы". "Если количество потенциальных матерей сократится на 28%, то и понижение смертности не поможет, - поясняет он. - У нас идет сворачивание народного здравоохранения. Медицинские «услуги» становятся платными. Заметьте, не лечение, а «услуги». В провинции закрываются роддома из-за нерентабельности. Государство ведет противоречивую демографическую политику. С одной стороны, правильно сигнализируют, что Россия находится в демографической опасности, а, с другой стороны, принимают решения, которые приближают нас к катастрофе", - справедливо отмечает священнослужитель. Однако меры, которые он предлагает принять для спасения страны, вызывают оторопь. "Необходимо сделать нормой ранние браки и деторождения, - говорит протоиерей Ильяшенко. - Девушка в 17 лет спокойно может стать прекрасной мамочкой. Более того, в этом возрасте юная девушка еще не растратила себя, не нахватала различных болезней и инфекций, поэтому вполне может быть хорошей и доброй мамочкой", - рассуждает он. При всей социальной спорности подобного утверждения Ильяшенко, безусловно, прав в том, что рубеж 20-летия для женщины — пик репродуктивного здоровья. Но дальнейшие рассуждения именитого священника удивляют еще больше. "Ранние браки избавляют страну от ненужного огромного контингента с высшим образованием, - говорит Ильяшенко. - Кому нужно высшее образование? Женщины вытесняют мужчин из сферы управления и т.д, - продолжает он. - А если бы женщина вместо работы воспитывала детей, то приносила бы несравненно большую пользу для общества. А мужчины проявляли бы себя как сильный пол, обеспечивая свои семьи", - описывает идеальное с его точки зрения будущее протоиерей. "Конечно, людей необходимо подготавливать к принятию подобного законопроекта, - признает он. - В школе надо объяснять ученикам, что демографическая ситуация в стране не просто тревожная, а угрожающая. И им решать эту проблему таким естественным способом как ранний брак. Если будут допущены ранние браки, то необходимо будет пересмотреть социальную сферу - молодого главу семьи надо обеспечивать достойной работой и зарплатой. Только при объединении усилий можно решить эту столь острую и насущную проблему". Заявления священнослужителя вызвали ожидаемо бурную реакцию в СМИ и соцсетях. "Открою вам маленький секрет: у самого Александра Сергеевича Ильяшенко сразу два высших образования, - комментирует призывы священника блогер Илья Варламов. - Помимо богословского есть ещё и крутое техническое. Он выпускник Московского авиационного института (факультет "Двигатели летательных аппаратов"), долгие годы посвятил работе в Институте атомной энергии им. Курчатова, занимаясь нейтронно-физическим расчетом ядерных реакторов. Но высшее образование – только для мужчин. Или только для попов", - саркастически замечает Варламов. Один из комментаторов выдвинул отцу Александру встречное предложение: отменить монашеский обет безбрачия, чтобы множество молодых здоровых мужчин, которые сейчас сторонятся женщин и молятся богу, смогли тоже поучаствовать в увеличении населения страны. Другой соглашается с протоиереем: "Ну, если отбросить эмоции, то он прав в своей оценке перспектив восстановления демографии в России. Если Россия продолжит идти тем путем, которым сейчас идет, то на ней продолжится падение уровня образования населения, уровня оказания медицинской помощи, уровня развития инфраструктуры. Все больше значения будет иметь церковь и первобытные понятия. Что приведет к ранним бракам, многодетности, переходу к довольно первобытному образу жизни. Конечно, будет высокая смертность, но и рожать много будут". http://www.demoscope.ru/weekly/2018/0755/gazeta04.php Насчет того, что в современной России высшее образование "все равно никому не нужно", поп, несомненно, прав (также как и большая часть среднего). И ему-то самому его технический вышак до лампочки. На продаже свечек больше заработаешь. В последнем абзаце - неправда. Страна со вторичной религиозностью не может вернуться к многодетности. Высокая смертность - да, но рожать все равно будут мало.

ВЛАДИМИР-III: Отказ от религиозного верования приравнивается в исламе к богохульству и создает для человека мусульманской культуры риск отторжения или даже насилия. Как бы то ни было, атеистов становится все больше, от Магриба до Саудовской Аравии и Пакистана. Баху предпочел бы больше ничего не слышать об исламе. И не говорить о нем. Тем не менее, что бы ни делал и ни говорил этот 33-летний продавец из Вуарона (департамент Изер), он вновь и вновь сталкивается с этой темой. Его атеизм вызывает удивление или напряжение в зависимости от собеседника. Если вы, как и он, являетесь выходцем из семьи мусульманской культуры, то отсутствие веры в Бога (особенно открытое признание в этом) может наполнить жизнь непониманием, отторжением и разрывом. «Меня воспринимают с двух точек зрения, — рассказывает Баху. — Для окружающих я де факто — мусульманин по внешнему виду, имени и цвету кожи. Они не могут воспринимать меня как просто француза. В моей семье же я — гадкий утенок. Там меня считают «офранцузившимся»: быть атеистом, значит, предать свои корни, как будто ислам — это корень. В результате я вынужден постоянно оправдываться, на всех фронтах». Баху написал в газету «Монд» в феврале в ответ на призыв к потерявшим веру мусульманам рассказать о себе. Когда мы вновь связались с ним в ноябре, в его жизни ничего не изменилось: у него все еще складывается впечатление, что он живет в каком-то странном пространстве между двумя мирами, где постоянно вынужден объяснять, что не является «ни исламофобом, ни исламофилом». Что касается его родственников, они (особенно старший брат) так и не смогли принять его отказ от ислама. С тех пор они не общаются с братом. Как бы то ни было, Баху еще повезло: его мать, с которой он еще в подростковые годы поделился сомнениями насчет существования Бога, не одобряет его выбор, но терпит его. «В некоторых семьях признать себя атеистом может быть труднее, чем гомосексуалистом», — уверен социолог Хусам Бентабет, который с 2014 года работает над диссертацией на тему отказа французских мусульман от веры. Этот вопрос никогда еще не изучался систематическим образом, и нам мало что о нем известно, так как атеисты стараются не привлекать к себе внимания в обстановке, когда (по крайней мере, во Франции) все споры монополизирует конфликт «исламо-левацких» групп (их считают чересчур терпимыми к политическому исламу) и «исламофобов» (их обвиняют в «войне с мусульманами»). Преследования, нападения и убийства Осторожность становится еще важнее в стране с преимущественно мусульманским населением, где публичный отказ от веры вызывает куда более агрессивную реакцию: притеснение, преследование, агрессия или даже убийство. Атеизм там — нечто совершенно немыслимое. Хотя в арабском языке даже не существует слова для обозначения атеизма (понятия «мульхид», «муртад» и «кафир» касаются в большей степени ереси и вероотступничества, носят уничижительный характер), атеист считается там некоторыми более опасным человеком, чем исламистский террорист. «Если вы — ливанец, то можете по закону принадлежать к 18 разным общинам. Если вы — египтянин, то можете быть мусульманином, христианином или иудеем, — рассказывает специалист по истории религий Доминик Авон (Dominique Avon). — Право применяется по отношению к группам, а не индивидам. Оно носит в первую очередь общинный характер. Атеист же не входит ни в одну категорию, которая предусмотрена мусульманским правом. Разве только в категорию отступников». Это явление возникло в исламском мире не вчера. «Всегда находились интеллектуалы, писатели и ученые, которые говорили, что не верят в Бога», — продолжает Доминик Авон. Так, в начале 1930-х годов египетский писатель Исмаил Адхам (1911-1940) разжег сильнейший скандал своими сомнениями насчет подлинности хадисов (приписываемые пророку Мухаммеду слова) и публикацией «Почему я атеист». Отметим также саудовского писателя Абдуллу аль-Касими (1907-1996), который отрицал существование Бога и пережил два покушения. В относительно недавний период с гонениями из-за богохульных публикаций столкнулись Салман Рушди и Таслима Насрин. «Новый фактор в том, что сейчас молодые люди, которые при этом необязательно учились в университете, публично заявляют о своем атеизме в социальных сетях», — продолжает историк. С наступлением эры интернета это явление принимает все больший размах. Как бы то ни было, публичный отказ от ислама создает для этих атеистов большую угрозу. Валиду аль-Хусейни был 21 год в 2010 году, когда его задержали в родном городе Калькилия на западном берегу реки Иордан. Его единственное преступление заключалось в том, что он признал себя атеистом в своем блоге, а не оставил все в тайне. «Оскорбление чувств верующих», постановил палестинский военный суд. После десяти месяцев в тюрьме, где, как он утверждает, его подвергали пыткам, он в конечном итоге смог отправиться в Париж, где получил статус беженца и открыл французское представительство Совета бывших мусульман в 2013 году. Серьезный проступок Но зачем называть себя «бывшими мусульманами», если мысль как раз заключается в том, чтобы дистанцироваться от религии? «Когда меня не будут пытаться убить, я перестану называть себя так, — объясняет Марьям Намази. — Я не хочу больше иметь ничего общего с исламом. Однако нельзя не признать, что сегодня он все еще заполоняет мою жизнь». Эта иранка живет в Лондоне с 1979 года, привлекая к себе внимание пылом безусловного осуждения политического ислама. В 2007 году она решила собрать всех тех, кто, как и она, отреклись от ислама, в Совете бывших мусульман Великобритании. С 2014 года она организовала в Лондоне четыре конференции о свободе совести и слова. Последняя (прошла 22 и 23 июля) получила небывалый прежде размах: почти 70 человек из трех десятков стран собрались в роскошном конференц-зале Covent Garden (место до последнего момента держалось в тайне из страха агрессии). Атеисты из Марокко, Ливана, Турции, Иордании, Пакистана и других стран по очереди рассказали с трибуны о насмешках, преследованиях и изгнании, подтвердили отсутствие веры, отстаивали светское общество, спорили и богохульствовали без страха наказания. «Это самое большое собрание бывших мусульман в истории», — не скрывает радости Марьям Намази. Но сколько существует таких атеистов, которые вынуждены прятаться, чтобы избежать гонений? По данным проведенного в 2012 году опроса WIN/Gallup о набожности и атеизме, 5% респондентов в Саудовской Аравии называли себя атеистами. Столько же, сколько в… США! В целом, в арабском мире 77% респондентов называют себя «набожными», 18% — «ненабожными», а 2% — «атеистами». В католической Латинской Америке речь идет, соответственно, о 84%, 13% и 2%. «Египетские власти в свою очередь говорят о практически равных нулю цифрах, — отмечает историк Доминик Авон. — Если это действительно так, возникает вопрос, почему атеизм так пугает главный религиозный авторитет страны, Университет аль-Азхар: один его улем как-то заявил, что нет более страшного проступка, чем атеизм». «Мне словно перекрыли кислород» Если верить докладу о свободе совести Международного гуманистического и этического союза (основан в Амстердаме в 1952 году), атеизм считается богохульством, оскорблением чувств верующих или нарушением общественного порядка (за все это предусмотрено наказание) в трех десятках мусульманских стран. В 14 из них, в частности в Афганистане, Иране, Пакистане, Катаре, Саудовской Аравии и Йемене, карой назначена смертная казнь, хотя большинство государств воздерживаются от ее применения. При этом репрессии продолжаются. Самым нашумевшим случаем стала участь саудовского блогера Раифа Бадави, которого в 2013 году приговорили к 1 000 ударам плетью и десяти годам тюрьмы. Несмотря на международный призыв к его освобождению, он до сих пор гниет в камере за то, что осмелился критиковать ислам. Даже если бывшим мусульманам удается избежать осуждения властями, это не относится к осуждению близкими. Имад Иддин Хабиб испытал это на собственном опыте. Этот 27 летний марокканец, которого еще в пятилетнем возрасте отправили в религиозную школу, быстро понял, что не верит в Бога: «Я не хотел ходить в мечеть. Мне словно перекрыли кислород, я считал это глупым. Тем не менее целых семья лет я изучал только одно — религию. В 13 лет я заявил семье, что не верю в Бога. Она отреклась от меня, и я ушел». Долгие годы он был на милости «целой экономики, которая в Марокко наживается на детях с улиц». Сегодня Имад — беженец в Лондоне. Он участвовал в трех из четырех конференций Марьям Намази. Он рассказывает о пережитом тихим голосом, а его история так же суха, как и его родная Западная Сахара: «Мой собственный отец подал на меня в суд при поддержке исламистских адвокатов, когда я создал Совет бывших мусульман Марокко. Тогда я бежал из страны». Блоги, форумы и социальные сети 25-летний иорданец Мохаммед Альхадра, который в подростковые годы называл себя салафитом и мечтал «восстановить халифат», решил скрыть свой атеизм от семьи. «Они были бы убиты горем, если бы узнали. Но раз у них нет интернета, они ничего не узнают», — отметил он перед тем, как взять слово на конференции в Лондоне. Для него, как и многих других, перемены пришли вместе с сетью. «Для меня было откровением то, что я могу уйти из ислама. Я даже не представлял, что такое возможно», — улыбается Имад Иддин Хабиб. «Интернет позволил атеистам из мусульманского мира выйти на связь друг с другом, понять, что они не одиноки, что сомнения и вопросы не означают богохульство», — уверен социолог Хусам Бентабет. Блоги, форумы, социальные сети… Свидетельств становится все больше, а атеизм выходит на новый, глобальный уровень. В ноябре 2015 года Совет бывших мусульман Великобритании запустил в Twitter кампанию по хэштегу #ExMuslimBecause (#Бывший МусульманинПотомучто). Всего за 24 часа 120 000 человек из 65 стран публично заявили о том, почему они ушли из ислама. Реакция властей и исламистов не заставила себя ждать. Некоторые проповедники не постеснялись призвать к убийству отступников. В Бангладеш их услышали: с 2015 года за атеизм были убиты по меньшей мере шесть блогеров и один издатель. «Благодаря интернету и социальным сетям, к которым можно получить доступ с мобильного телефона, появляется все больше групп атеистов, а также защитников светского общества и свободы совести», — рассказывает издатель Ахмедур Рашид Чоудхури. Он сам стал жертвой жестокого нападения в октябре 2015 года и получил убежище в Норвегии, откуда ответил по телефону на наши вопросы. Он основал журнал Shuddhashar и работал со многими блогерами-активистами. Все еще в страхе Это явление не пощадило ни одну страну с мусульманским большинством. В Турции, некогда светском государстве, ситуация сильно ухудшилась с приходом к власти Реджепа Тайипа Эрдогана и особенно после неудачной попытки госперворота в 15 июля 2016 года: нападки на женщин из-за манеры одеваться и на тех, кто не соблюдают рамадан, изменение школьных программ с заменой теории эволюции Дарвина и принципов Ататюрка уроками религии и истории неудавшегося путча. Касается эта ситуация и Туниса, который представляется исключением на фоне остального мусульманского мира. Так, как в Марокко и Алжире, получило распространение движение противников рамадана. Как бы то ни было, тем все еще страшно. «В современном Тунисе все же трудно сказать, что ты — атеист, — сокрушается режиссер Надия эль-Фани. — Меня посчитали террористкой лишь потому, что в моем фильме «Ни Бога, ни хозяина», я выступаю за светское общество». С подачи трех адвокатов из окружения исламистской Партии возрождения в 2011 году ее обвинили в разжигании религиозной ненависти и… религиозном экстремизме. После угроз расправы она обосновалась во Франции и пять лет не могла вернуться в Тунис. Так было на 4 ноября, когда ее пригласили на Дни кино в Карфаген, где показывали ее фильм «Неплохо» (Même pas mal). Дело в том, что в июне разбирательство, наконец, было закрыто. «Все меняется», — признает она. 25 октября тунисские власти признали Ассоциацию свободных мыслителей, которая официально прописала атеизм в своем уставе. Первый случай подобного рода в арабо-мусульманском мире. Агрессоры редко попадают под следствие На перемены в мусульманских обществах указывают и другие признаки. «В 2016 году в Марокко шесть членов Высшего совета улем постановили, что в текущих условиях применение смертной казни против вероотступников невозможно, хотя четырьмя годами ранее ими были ими была принята фетва с утверждением совершенно обратного», — рассказывает Доминик Авон. Тем не менее все это не производит особого впечатления на Имада Иддина Хабиба: «Немного фашист — все равно фашист». В любом случае, те, кто устраивают нападки на бывших мусульман, редко попадают в прицел властей. В Бангладеш правительство отрицает деятельность исламистских групп на территории страны, а расследования не спешат давать результаты, о чем рассказывает Рафида Бонья Ахмед. В феврале 2015 года на них с мужем блогером Авиджитом Роем напали неизвестные с мачете, когда они гуляли по улицам Дакки. Она сама была серьезно ранена, а ее супруг погиб. На конференции в Лондоне эта решительная женщина, на теле которой до сих пор видны следы нападения, размеренным голосом рассказывает о пережитых испытаниях. «В некоторых случаях кого-то задерживали, но мало кого из убийц отправили под суд, — говорит она. — В феврале 2016 года власти сказали, что арестовали главного из нападавших, но несколько месяцев спустя он погиб в перестрелке, хотя должен был находиться под следствием». Сейчас она живет в США и помогает оттуда преследуемым блогерам и писателям из ее родной страны. «После случившегося я могла погрузиться в пессимизм и ненависть, — добавляет она. — Но этого не произошло. Нам нужно продолжать бороться за права атеистов». Бегство в Европу В зависимости от сиюминутных политических интересов, власти подавляют проявления атеизма или же наоборот закрывают на них глаза, иногда под давлением западных стран. Рафида Бонья Ахмед не сомневается, что правительство Бангладеш стремится заручиться поддержкой исламистов. «Это политика чистой воды», — согласен социолог Хусам Бентабет. Вроде помилования телеведущего Ислама Бехери, о котором заявил президент Египта Абдул Фаттах ас-Сиси в ходе визита в Германию (Университет Аль-Азхар потребовал для него год тюрьмы за критику части исламского писания). По словам Хумсама Бентабета, «целью этого помилования было создать впечатление, что Египет стоит на стороне свободных мыслителей». В то де время жесткость палестинских властей по отношению к блогеру Валиду аль-Хусейни, который не обладал в тот момент большим влиянием, определенно было связано с необходимостью дать отпор исламистам ХАМАС. Поэтому многие предпочитают бегство. В Европу, где они оказываются в положении, которое и представить себе не могли до отъезда. В арабо-мусульманском мире их преследуют исламисты и власти, тогда как на Западе их заносят в категорию «исламофобы». Для этих бывших мусульман, которые вовсе не обладают единой позицией и ведут споры по тем же вопросам, что и все остальное общество (например, по ношению вуали и буркини), критика ислама необходима в той же степени, что и критика католицизма в период отделения церкви от государства во Франции в начале ХХ века. Как бы то ни было, резкие слова и заявления отнюдь не способствуют мирному обсуждению. Когда индийский писатель Ибн Варрак заявляет, что проблема — не просто мусульманский фундаментализм, а сам ислам, это вызывает шок. Но ведь для критики ислама нужно быть радикалом, отвечают они. «Я говорю: «Давайте ударим по ним!» Да, у нас есть право кричать, что мы — атеисты, что все без исключения религии — чушь, — горячится Надия эль-Фани. — Мы еще не видели, чтобы атеист убил верующего». Разочарование при виде «исламо-левацких» течений В потоке зачастую резких антиисламских заявлений бывшие мусульмане сталкиваются с риском того, что инициативу могут перехватить другие. Так называемое «исламо-левацкое» течение (во французском медийном пространстве его воплощением сегодня служат сайт Mediapart и его директор Эдви Пленель/Edwy Plenel) осуждает любую критику ислама, что оставляет этих атеистов (они зачастую молоды и не обладают большим опытом общественной борьбы) на милость настоящих исламофобов. «Бывшему мусульманину необходимо постоянное подтверждение его выбора, — объясняет Хусам Бентабет. — Для него важно сосуществовать с мусульманским прошлым, говорить себе: «Именно этим я не хочу больше быть». В этом процессе его может увлечь в другую сторону, причем это вероятнее в том случае, если вам приходится перестраивать жизнь в 22-23 года». Именно через это пришлось пройти Валиду аль-Хусейни по прибытии во Францию после десяти месяцев в палестинской тюрьме. «Для него пережитые пытки — это ислам, — отмечает Хуссан Бентабет. — Именно ислам лишил его свободы мысли». Сам молодой человек не боится громких слов и называет ислам «религией террора». С ним сразу же связался исламофобский сайт «Светский ответ», а затем он описал в книге «Французское предательство» разочарование по поводу заигрывания части левых с исламизмом. Причем он не отрицает близости с этими группами. «Только они поддерживают меня!» — с горечью говорит он. «Бывшие мусульмане говорят об исламе то, на что другие не решаются из страха нарушить нормы политкорректности. Какое лицемерие!» — возмущается Ибн Варрак, который подписал вместе с Каролин Фурест (Caroline Fourest), Марьян Намази, Таслимой Насрин, Салманом Рушди и прочими деятелями «Манифест двенадцати», призыв к борьбе с исламизмом (опубликован в Charlie Hebdo 1 марта 2006 года). «Люди очень быстро забыли, что такое «быть Chalie»: это право критиковать ислам и даже смеяться над ним», — добавляет он. Участие ультраправых На конференции в Лондоне прозвучало немало жестких слов о левых, которые, по мнению многих участников, отдают критику ислама на откуп ксенофобам. Одни считают это трусостью, другие — предательством и безответственностью. Жертвы нападений и покушений со стороны исламистов не понимают, почему их приравнивают к ультраправым. «В чем ваши приоритеты? Пока мы гибнем, вы говорите об исламофобии!» — горячился на трибуне молодой иорданец Мохаммед Альхадра, сорвав бурю аплодисментов. Ультраправые же не утруждают себя предосторожностями. Турок Кемаль Ючель рассказывает, что после основания Совета бывших мусульман Норвегии (он живет там с 2005 года) с ним не связался ни один политик. Понятное дело, за исключением ультраправых, которые изменили риторику и сделали ее официальной целью не иммигрантов, а ислам (во Франции такой же стратегии придерживается Национальный фронт). Кемаль же принимает все за чистую монету: «В Норвегии ультраправые перестали быть расистами. Изменился даже блогер Fjordman, который был источником вдохновения для Андерса Беринга Брейвика [Anders Behring Breivik, террорист-неонацист, от рук которого в июле 2011 года погибли 77 человек в Осло и на острове Утейя]. Он поддерживает нас, иммигрантов. Он не может быть расистом!» Того же мнения придерживается Валид аль-Хусейни, который открещивается от поддержки идей ультраправых: «Расисты в любом случае не любят арабов вроде меня. Если бы я находился в Саудовской Аравии, против меня выпустили бы фетву. Здесь, в современном мире, меня просто называют исламофобом». Хотя молодежь дает себя провести, более старшее поколение не одобряет опасного сближения. «Нельзя дискредитировать себя со «Светским ответом», — уверена Надия эль-Фани. — Однако в том, чтобы критиковать ислам и требовать светского государства, как поступаем мы, нет никакой исламофобии. В то же время неприятие возможности современного общества в мусульманских странах — это уже настоящий антимусульманский расизм». Светское государство, которое существует в большинстве западных стран, вот она, истинная цель борьбы этих незаметных в настоящий момент активистов. http://www.demoscope.ru/weekly/2018/0755/gazeta032.php

ВЛАДИМИР-III: К опубликованному 29 ноября прогнозу Исследовательского центра Пью о количестве мусульман в Европе к 2050 году следует отнестись с большой осторожностью. 29 ноября Исследовательский центр Пью (ИЦП) обнародовал прогноз по количеству мусульман в Европе на основании трех сценариев. Самое большое из озвученных чисел равняется 14% мусульман на европейском континенте и 18% во Франции. Если какая-то организация и может похвастаться единодушием мнений насчет серьезности и профессионализма ее работы, это определенно американский ИЦП. Его репутация делает его неприкосновенным. Центр настаивает на своей беспристрастности, отсутствии политического умысла и связей с американскими правыми. Как бы то ни было, в исследовании имеются пробелы, которые можно заметить лишь при внимательном изучении методологии. Она действительно указана в конце доклада, однако приложения мало кто читает. Уж точно не правые журналисты, которые воспользовались этими цифрами для подтверждения собственных тревожных прогнозов о присутствии мусульман (по их словам, тех должно стать вдвое больше). В любом случае, все демографы сходятся во мнении, что подобные прогнозы совершенно нереалистичны. Напомним, что ИЦП составил свою модель на основании собранных другими институтами данных. Тем не менее он практически не навлекает на себя критику и использует образ собственной непогрешимости как аргумент. Предлагаю вашему вниманию пять возражений по его докладу, вроде тех, что он обычно сам представляет в своих работах. 1. Оценки числа мусульман в 2016 году завышены Первая представленная в докладе карта касается доли мусульман в населении Европы в 2016 году. Причем, речь идет не о недавно полученных данных, а расчете на основании старых работ. Так, данные по Франции опираются на проведенное еще в 2008 году исследование Национального института демографических исследований и Национального института статистики и экономических исследований. Число мусульман в стране было оценено тогда в 4,1 миллиона человек. На основании этих данных в ИЦП установили количество в 5,7 миллиона в 2016 году. Патрик Симон (Patrick Simon), один из демографов, которые работали над оригинальным исследованием, считает такой рост маловероятным: «1,6 миллиона за восемь лет — это очень много! Цифра завышена с самого начала». 2. Проблематичность определения «мусульманин» Классификация ИЦП рассматривает религиозную принадлежность без учета веры тех, кто называется в ней «мусульманами». В США это слово имеет несколько иное значение, отмечает социолог Самир Амгар (Samir Amghar): «Нельзя забывать, что исследование ИЦП — американское. Там каждый должен принадлежать к какой-то религии. Центр оперирует понятиями принадлежности, а не религиозной практики». Демограф Эрве Ле Бра (Hervé Le Bras) объясняет это следующим образом: «Специалисты ИЦП пошли на поводу у своей идеологии. В США слово «мусульманин» означает выходца из мусульманской страны. Но даже в этом случае ничего не получается: с учетом иммигрантов из мусульманских стран мы все равно не выходим на 5,7 миллиона ИЦП». Бывший сотрудник Управления по вопросам религии Министерства внутренних дел Бернар Годар (Bernard Godard) тоже указывает на возникающую с самого начала проблему с определением: «Все сделано на американский манер. Это подпитывает заблуждение о том, что ислам представляет собой этический маркер человека. Его вера не принимается во внимание». Эрве Ле Бра оценивает число мусульман иначе: «Возьмем оценки ИЦП в 5,7 миллиона мусульман во Франции на сегодняшний день. В совокупности с 2000 храмов, это дало бы нам по 2500 мусульман на храм, что просто невозможно. На тех, кто называют себя мусульманами, приходится 3% французского населения, и лишь треть (32%) из этих 3% ходят в мечеть, говорится в проведенном в 2007 году исследовании «Французы и религия». Таким образом, число верующих мусульман можно оценить в 500 000 человек». Бернар Годар не согласен с таким подходом: «Исповедовать ислам — это не только ходить в мечеть. Необходимо принимать во внимание более значимые факторы вроде поста в период рамадана и употребления халяльной пищи. Пока ни одно исследование не установило четких правил принадлежности к исламу во Франции». Социолог и философ Рафаэль Лиожье (Raphaël Liogier) тоже сожалеет об этом: «Ислам во Франции окружен густым туманом. Объективную статистику приходится выстраивать на основании субъективных данных религиозной принадлежности. Принадлежность к исламу вдвойне субъективна. Она зависит от взгляда человека на самого себя и взглядов других. Таким образом, здесь с ходу возникает сильнейшая погрешность». 3. Стабильная рождаемость В ИЦП ставят рождаемость среди новых мигрантов на уровень, который наблюдается в их родной стране. Рафаэль Лиожье сразу же делает на этот счет такое замечание: «Анализ ИЦП выстраивает прогноз по людям, которые приезжают в уязвимой жизненной позиции, и не учитывает снижение рождаемости, которое представляет собой социологический факт. Она всегда идет вниз, исключений из правила пока не наблюдалось. Здесь просматривается прямая связь с образованием женщин. Стабильный уровень означает, что поведение мусульман не меняется в зависимости от экономической ситуации. Утверждение о том, что он остается у них на одном уровне, означает культурно-этнический эссенциализм». Директор расположенной в Брюсселе ассоциации «Европейская сеть против расизма» Михаэль Приво (Michaël Privot) добавляет следующее: «Доклад ИЦП предполагает один уровень рождаемости на протяжении четырех поколений. Это чрезвычайно долго. На самом деле выход на уровень населения страны осуществляется за одно поколение. ИЦП не учитывает эту корректировку и выдает очень большие цифры. В Сирии и других ближневосточных государствах уже начались перемены с рождаемостью, чей уровень становится очень близким к европейскому». 4. Невнимание к уходу из религии и смешанным бракам Еще один важный момент: в докладе недооценивается секуляризация людей мусульманской веры. По словам Михаэля Пиво, «ИЦП оценивает уход из религии в 10%. Это достаточно заниженное предположение, поскольку целый ряд исследований, в том числе Министерства внутренних дел Германии, говорят, что около четверти второго поколения больше не считают себя мусульманами. Оно датировано 2009 годом, но его все еще можно использовать, как поступает бельгийский социолог Ян Хертоген (Jan Hertogen), чтобы показать относительность цифр, которые связаны с национальностью родителей». Патрик Симон добавляет следующее: «Они не учитывают 50% ухода из ислама в смешанных браках, на которые приходится 19% во втором поколении. Многие параметры не принимаются во внимание. Судя по всему, ИЦП плохо просчитал цифры». Как отмечает Рафаэль Лиожье, «в мусульманских странах существует необходимость быть мусульманином или выглядеть им. Однако при отсутствии такого принуждения немалая доля людей уходит из ислама». «Из 53,8% французов, которые называют себя католиками, лишь 7% всегда ходят по воскресеньям на службы, — отмечает Бернар Годар. — То, что действительно для католиков, действительно и для мусульман, которым тоже свойственен отказ от религии. Некоторые даже называют себя атеистами. Хусам Бентабет заканчивает докторскую диссертацию на тему «Уход из ислама. От отсутствия набожности до отказа от веры среди французских мусульман». В нашей стране религиозная принадлежность непостоянна и может быстро меняться». «ИЦП не смог избавиться от своих заблуждений, — добавляет Рафаэль Лиожье. — Они зациклены на идее роста числа мусульман. Они хотят выглядеть методичными, чтобы добиться доверия к себе и избежать критики. Но в результате они выбрасывают две важнейшие переменные: снижение рождаемости и потерю набожности». 5. Прогноз на 35 лет нереалистичен Патрик Симон напоминает, что «большинство прогнозов не реализуются. Явления, на которые опираются расчеты, могут измениться через десять лет. Прогноз — это своего рода пари, игра. Он просто представляет некую идею». Эрве Ле Бра настроен более критически: «Прогнозы ничего не дают, а только запугивают. Пользу может принести разве что прогноз на десять лет. Прогноз на 35 лет совершенно не имеет смысла». Рафаэль Лиожье в свою очередь отмечает, что «наше общество настолько пропитано тревогами, что такие исследования лишь проецируют наши страхи». Все они подчеркивают, что прогнозы не носят научный характер, потому что никто не может предвидеть будущее. Зачем тогда был нужен этот доклад? По словам Эрве Ле Бра, «это льстит общественности. ИЦП подтверждает мысль американцев о том, что ислам представляет угрозу для европейцев». Главная проблема касается того, как этим исследованием пользуется пресса, особенно правая, которая представляет эти данные без оговорок и создает веру в их непогрешимость на основании одной лишь репутации центра. http://www.demoscope.ru/weekly/2018/0755/gazeta031.php

ВЛАДИМИР-III: Неделю назад детский омбудсмен Анна Кузнецова заявила о том, что Минобрнауки принципиально одобрило «уроки семейного счастья» в российских школах. Более того, в 60 субъектах РФ такие уроки уже проводятся с 2009 года и называются «Нравственные основы семейной жизни» (НОСЖ), а в учебнике, который разработан екатеринбургским священником Дмитрием Моисеевым и монахиней Среднеуральского женского монастыря Ниной Крыгиной, школьники найдут «систему базовых семейных ценностей, свойственных отечественной культуре», которая подготовит их к созданию «крепкой многодетной счастливой семьи». Издание «Батюшка, да вы трансформер» поговорило со школьниками и учителями, которые уже занимаются по такому учебнику. Дети Журналисты издания поговорили с учениками из разных регионов о том, как проходят уроки НОСЖ и какое мнение об этих занятиях сложилось у подростков. Все мнения — анонимные. Записи разговоров есть в распоряжении редакции: - Я считаю, что такой предмет в школе нужен, но в другом формате. Сейчас он во многом построен на религиозных ценностях. Авторы учебника говорят, что курс носит светский характер, но это не совсем так. Дважды к нам на уроки приходил священник. В первый раз меня не было, но мне рассказали, что на занятии он говорил о телегонии. Ребята пытались ему возражать, но он продолжал о своём. Во второй раз я присутствовал на уроке: речь шла об отношениях жены и мужа в семье. Священник говорил, что муж должен быть во главе семьи, а задача жены — подчиняться. Я попытался спорить: мне кажется, что решения должны приниматься совместно. Он спросил: «А если ребёнок хочет съесть конфету, муж разрешает, а жена против — как надо поступить?». Я ответил, что в такой ситуации нужно обсудить вопрос и всё-таки прийти к согласию, но священник сказал, что я не прав. Ещё он говорил, что ребёнок становится человеком в момент зачатия. Тут я тоже попытался возразить, ведь эмбрион до определённого момента ничего не чувствует. Священник в ответ сослался на документальный фильм «Безмолвный крик». Я потом почитал про него в интернете — это фильм про аборты, который научное сообщество резко раскритиковало. Но, если не считать участия священника, уроки проходят хорошо. Наша преподавательница позволяет себе отклоняться от учебника, она говорит, что мы можем иметь свою точку зрения и нам ничего не навязывается. Часто мы дискутируем на разные темы и можем не соглашаться с тем, что написано в учебнике. У нас были очень интересные уроки про ВИЧ и контрацепцию, а с девочками учительница отдельно говорила о половом просвещении. Мне кажется, это правильно. Многие в классе тоже считают, что сам предмет полезный, но лучше бы он носил светский характер. Чтобы рассказывали побольше о психологии и поменьше о христианских ценностях. А сейчас даже глава в учебнике называется „Не убий“». - В прошлом году я перешла в лицей, в химико-биологический класс, и выяснила, что теперь у меня будет предмет «Нравственные основы семейной жизни». Я пролистала учебник, и многие вещи сразу показались мне странными. На первом же уроке я начала спорить с учительницей. Она говорила, что аборт — это грех, убийство, и что эмбрион — это ребёнок. Причём повторила это несколько раз. Я спросила, зачем она навязывает нам свою точку зрения. Она ответила, что ничего не навязывает. Но для чего тогда несколько раз повторять одно и то же? Потом, уже на другом уроке, она показывала нам видео, где записан аборт на позднем сроке беременности, когда уже видны очертания ребёнка. При этом она не упоминала, что есть ещё и медикаментозные аборты на ранних сроках. Как будто специально сделала так, чтобы всё выглядело пострашнее. Ещё мы проходили темы «женственность» и «мужественность». Выяснилось, что все обязанности должен брать на себя мужчина. А когда говорили о женственности, оказалось, что женщина должна быть тихой и ещё ей нельзя пошло шутить. В этом разделе мы смотрели видео, где утверждалось, что сильная женщина должна притвориться слабой, иначе она не сможет быть рядом с мужчиной. Можно подумать, это цель каждой женщины! Мне кажется, каждый человек — это самостоятельная личность. Если у него нет отношений, он всё равно может добиться, чего хочет. На первом уроке, когда я стала спорить с учительницей, меня очень расстроило, что одноклассники сидели и молчали, некоторые только улыбались. Но потом я познакомилась с ними поближе и поняла, что многие придерживаются такого же мнения, как и я. Хотя есть, конечно, и те, кто согласен с учебником. Школа находится в благополучном районе, тут есть семьи с достатком. И одна моя знакомая, у которой несколько братьев и сестёр, говорит, что аборт — это грех. Так ей папа всегда объяснял. И будто бы, если бог послал ребенка, то пошлёт и денег на него. Но я в это не очень верю. Далеко не всем так повезло в жизни. Ещё был очень странный момент, когда на уроке мы говорили про семью. Учительница заявила, что мальчикам к моменту вступления в брак желательно быть невинными, а девочкам — обязательно. А просто жить вместе, вне брака — плохо. Потому что если женщина поживёт с одним, с другим, с пятым, то кому она потом нужна будет, такая пожившая? Когда заговорили о сексе, всё вроде бы начиналось нормально — преподавательница даже сказала, что это полезно для здоровья. Но потом как-то плавно перешла к тому, что сексом можно заниматься только в браке. Одноклассница спросила, что делать, если она не хочет выходить замуж, но хочет быть здоровой? Ответ был: «Тогда иди в монастырь». Это было очень неожиданно и непонятно, всех даже рассмешило. Теперь эта учительница больше не преподаёт у нас НОСЖ, она вообще ушла работать в другую школу. Новая преподавательница меньше говорит про религию. Но всё равно эта тема никуда не делась, ведь она постоянно встречается в учебнике». http://www.demoscope.ru/weekly/2018/0755/gazeta03.php Чтоб верующая баба-училка стала тихой и незаметной... этого мы не дождемся никогда

thrary: Рогозин готов выкупить у Маска батюшку освящающего Фальконы.

ВЛАДИМИР-III: Неужели православного?

ВЛАДИМИР-III: Недоношенные дети — не только огромный труд по их выхаживанию, но и серьезный удар по экономике, не говоря уже о том, что спасение тех, кто должен умереть, является «вмешательством в Божий промысел», пишет УКРОП со ссылкой на by24.org. Такие мысли прозвучали не в фашистском концлагере и даже не на сходке специалистов по евгенике, а в весьма приличном месте: администрации главы российской Республики Башкортостан во время заседания регионального Совета по науке. С предложением не спасать и не выхаживать недоношенных детей выступил перед коллегами и республиканскими чиновниками уважаемый в России специалист — доцент и заведующий кафедрой Башкирского государственного медицинского университета Владимир Юлдашев. По его мнению, это позволило бы не только сэкономить значительные средства из государственного бюджета, но и улучшить генофонд. — Спасая недоношенных детей, мы вторгаемся в божественные дела, — констатировал во время заседания Владимир Юлдашев. — Мы, благодаря нашим технологиям, сейчас вынашиваем новорожденных весом 500-600 граммов. Мы аплодируем коллегам. Но посмотрите на обратную сторону. Наши детские отделения заполнены детьми с аутизмом, детьми с отставанием в нервно-психическом развитии. Огромное количество средств идет на этих детей, которые с трудом адаптируются, а многие из них становятся инвалидами. А ведь это люди, которым мы должны были помочь. Посмотрите, как в западных странах: там иногда отключают систему дыхания, поскольку понимают, на что обрекают семьи со своим псевдогуманизмом. Давайте мы это пообсуждаем, но уже без камер, потому что это деликатный вопрос. К какому выводу пришли в итоге участники Совета по науке при главе Республики Башкортостан в итоге так и осталось невыясненным, равно как и то, будут ли теперь в России умерщвлять младенцев, родившихся раньше срока. Впрочем, учитывая последние тенденции в соседней стране, подобное уже вряд ли кого-то удивит. http://xn--j1aidcn.org/%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BB%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%BD%D0%B5-%D1%81%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%BD%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%BE/ Если оставить в стороне религиозную аргументацию (верующий Юлдашев, негоже спорить с ним и оскорблять его чувства), то насчет роста количества нежизнеспособных, но живущих, рассуждал еще Павлов в "Лунной радуге". Никакого решения проблемы нет. И не было 1000 лет назад, когда кормили-поили уйму слепых (современная медицина предотивратила бы их слепоту).

ВЛАДИМИР-III: Патриарх Кирилл посоветовал верующим больше молчать, чтобы избежать пустословия. Об этом он заявил во время проповеди в соборе Покрова Божией Матери Новоспасского монастыря. «Пустословие — не пустая забава, не просто безобидное времяпрепровождение. Пустословие является опасным пороком… Оно передает слушающим то, что можно назвать отрицательной энергией. Пустое слово обладает отрицательным зарядом, но оно обладает зарядом», — сказал он. По словам патриарха, единственный способ избавиться от пустословия — молчание. - Молчание — это тоже очень ценная часть человеческой жизни. Когда мы молчим, мы можем думать, мы можем анализировать самих себя, окружающую нас действительность, людей, с которыми мы сталкиваемся, – объяснил первоиерарх. А вот научиться молчать можно посещая храм, продолжил предстоятель. В церкви человек может о многом подумать и набраться сил для праведной жизни, заключил патриарх Кирилл. http://vlasti.net/news/276326 Да. Серебренников был о русских лучшего мнения.

ВЛАДИМИР-III: В Екатеринбурге организация ветеранов военной службы подала в суд на священника, который сравнил Ленина с Гитлером В Екатеринбурге организация ветеранов военной службы подала в суд на священника, который сравнил Ленина с Гитлером, — об этом сообщает местное интернет-издание 66.ru. В декабре прошлого года настоятель Собора в честь Успения Пресвятой Богородицы Евгения Попиченко в эфире телеканала «Союз» отвечал на вопрос о переименовании Свердловской области. Попиченко сказал: «А почему бы нам не назвать улицу, например, в честь Шамиля Басаева, или в честь Геббельса, или в честь Геринга? Это же, по сути, одно и то же — Ленин и Гитлер». 1 января интервью было опубликовано на сайте Екатеринбургской епархии. Председатель организации «Защитники Отечества» Николай Рябчевский считает, что эти слова «порочат его [истца] честь и достоинство, поскольку вся его сознательная жизнь проходила под благотворным влиянием политики и практики Ленина, разработанного им учения о строительстве социализма». Рябчевский потребовал от Попиченко публично извиниться через «Православную газету» и телеканал «Союз». Первое заседание суда по этому делу пройдет завтра, 5 марта. https://echo.msk.ru/news/2159194-echo.html Можно продолжать жить с 9 мая 1945 на календаре (как в одном фантастическом рассказе о "вечном ветеране", для которого сверхтехнологиями будущего создан искусственный день Победы,каким он помнил его в 25 лет), можно объясняться в любви Николаю Александровичу Романову (без чинов, то есть без полов) и петь гитарные белогвардейские песни под водочку и селедочку, но одновременно делать и то и другое (чем занималась Россия между 1991 и 2018) не получится - даже у любителей чудес - хоть и любят они чудеса, но предусмотрительно не выходят через окно многоэтажки и не пьют яд (это еще барон Анри Гольбах подметил за ними). Нельзя. Потому что иначе будет шизофрения в национальном масштабе. А шизофреником быть не нравится даже иррационалисту.

ВЛАДИМИР-III: Беседа с верующим коллегой. Он, в погоне за остроумием, обрушился на атеистов, как на заведомых дураков, которые совершают невыгодные с самой что ни на есть практической стороны вещи. И рассказал в этой связи анекдот про Изю, который в советском классе отказался по инициативе учительницы показать фигу богу (а вдруг он есть...) Анекдот получился более чем двусмысленный. Еврей в нем выглядит весьма жалко и хитрожопо - в соответствии с самыми худшими национальными шаблонами (трусливость, жажда наживы и т.д.) И это хотят преподнести как идеал поведения сравнительно с атеистической смелостью?.. Собственно, любой пассаж верующих на тему: вы (атеисты) утверждаете, что земля круглая, а это лишает надежды/поселяет в бездуховном мире/вызывает дьявола и т.п. делает верующих еще глупее, чем они есть на самом деле. Эта система запретов (нельзя думать, что человек - родня обезьяны, потому что... нельзя думать, что жизнь конечна, потому что... нельзя думать, что никто за тобой не подглядывает, потому что...) выхолащивает любую теологию, особенно доморощенную, и создает в ней атмосферу псевдогуманизма (элементарной трусости в отношении истины, которой запрещено быть неумолимой). Если бы таблица Пифагора лишала верующих надежды (на что? не так то просто получить конкретный ответ на поставленный вопрос), ее бы тоже запретили. А понятие счастья не имеет никакого прямого отношения к религии или ее отсутствию.

ВЛАДИМИР-III:



полная версия страницы