Форум » Криптоистория » Возрождение духовности (продолжение) » Ответить

Возрождение духовности (продолжение)

ВЛАДИМИР-III: В этой теме я буду собирать и представлять читателю наиболее яркие проявления духовной жизни верующих. Прежде всего в форсме высказываний. Полюбуйтесь! Никакие возражения, что это, дескать, "неправильная" религия, и есть какая-то "правильная", не принимаются. Есть такая манера у современных христиан: отрекаться от того, что осмеивается или наказуемо. Манера вполне понятна, поскольку за последние сто лет среди верующих произошел естественный отбор (а еще отрицают дарвинизм!), и выделились те, кто ради самосохранения готов был на все. Это очень хорошо описал Гоголь: [quote] - Ну, пусть скажут, - сказал Бульба, который всегда любил выслушать обвиняемого. - Ясные паны! - произнес жид. - Таких панов еще никогда не видывано. Ей-богу, никогда! Таких добрых, хороших и храбрых не было еще на свете !.. - Голос его замирал и дрожал от страха. - Как можно, чтобы мы думали про запорожцев что-нибудь нехорошее! Те совсем не наши, те, что арендаторствуют на Украйне! Ей-богу, не наши! То совсем не жиды: то черт знает что. То такое, что только поплевать на него, да и бросить! Вот и они скажут то же. Не правда ли, Шлема, или ты, Шмуль? [/quote] "Тарас Бульба". Если у евреев это национальная психология, то когда нечто подобное затевают наши люди, то это подло, отвратительно и гадко. Вам не стыдно? Впрочем, вернемся к нашим баранам: SARMAT:[quote]ну, раз они [ученые] не собираются её [теорию эволюции] отменять, то её действительно стоит изучать, но не для того, чтобы преподавать, а для того. чтобы сеять недоверие к ней, вскрывать её абсурдность, и недостойность для принятия РАЗУМНЫМ человеком. я в школе не преподаю, терпеть школу не могу, вместо этого накачал из инета удобоваримой информации, опровергающей постулаты дарвина, нарезал пластинок, и просто дарю школьникам. эх, вот если б мне кто такой диск подарил лет 25 назад, я б учителям не позавидовал, они даже не представляют, как Бог к ним был милостив[/quote] http://www.idinasvet.com/forum/index.php?topic=1875.0 Тогда уж этому борцу с небиблейской картиной мира следовало бы бороться с теорией о шарообразности Земли. Где в библии утверждается, что Земля - шарообразна (точнее, геоид)? Насчет общей астрономии я вообще молчу. В самой первой же книге библии ясно сказано, что есть "земля" - некая поверхность, над которой расположено "небо" - твердая оболочка, над которой (во всяком случае, до потопа) располагались массы воды (здесь компилятор V века до н.э. постарался быть логичным и непротиворечивым - надо ж было ему объяснить механизм потопа). В этой системе - плоская земля и полусфера неба над ней - откуда-то взялся свет (сам по себе, совершенно независимо от какого-либо источника - опять же, компилятору понадобилось объяснить, как задолго до появления солнца появились дни и ночи). Далее, любопытно, что компиляторы Книги Бытия придерживались концепции: суши больше, чем воды, достаточно распространенной в то время. Дело в том, что вода во второй день творения (солнца нет, а день есть!) собирается вместе в один замкнутый бассеин, окруженный сушей. Целых 24 часа до того вода в нарушении всех законов равномерным слоем покрывала все неровности рельефа. На третий день для освещения "земли" и смены времени суток сотворены светила (странно, но смена времени дня уже была, безысточниковым светом). Эти светила - большее - "солнце" и меньшее - "луну" еврейский бог прикрепил к небесной твердой сфере. Такая вот христианская астрономия. Разумеется, иудо-православные отрекутся от такой картины и выдвинут два контраргумента: а) церковь признавала в принципе шарообразность Земли согласно достижениям астрономии эллинистической эпохи. Аргумент несостоятелен, поскольку, например, теорию эволюции и сейчас признают многие церкви (например, католическая); труды Аристотеля и Птолемея не являются "богувдохновенными", и если они противоречат библии, то христианин не может принимать их всерьез. б) информация о сотворении мира в начале Книги Бытия - некая символическая поэма, вовсе не обязательно соответствующая физике и астрономии. Мало того. что глупый аргумент, но еще и очень опасный. Поскольку объявив какую-либо часть "богувдохновенного" текста несерьезной поэзией и т.п. условностью, "толкователь" рискует прийти к аналогичным выводам относительно всего текста.

Ответов - 278, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

ВЛАДИМИР-III: В РПЦ назвали некорректным сравнение военных потерь с жертвой за безбожие В Великую Отечественную войну в составе Красной армии воевали люди разных конфессий, заявили в РПЦ. Так там ответили на слова митрополита Белгородского и Старооскольского, который назвал потери на войне жертвой за «безбожие» Слова митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна, сравнившего потери на Великой Отечественной войне с жертвой за безбожие, были не совсем корректными. Об этом заявил «РИА Новости» председатель синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами епископ Клинский Стефан. «Понятно, что это не совсем так. Если бы мы оперировали четкими статистическими данными, тогда можно было бы о чем-то говорить… Выводы не совсем корректные, потому что защищали Отечество люди разных национальностей, разных религий и конфессий, поэтому война и называется Отечественной», — сказал епископ Стефан. 2 июня, выступая на вечере памяти, митрополит Иоанн сказал, что в первые месяцы Великой Отечественной войны более 60% бойцов Красной армии, родившиеся в «безбожное время» и оставшиеся некрещеными, были убиты. «Это была жертва, которая была принесена за безбожие. И войну выиграли крещеные люди, те, кто призван был для того, чтобы духовно победить вот эту машину, хорошо отлаженную», — сказал митрополит (запись его выступления размещена на канале епархии в сети YouTube). По словам епископа Стефана, к высказываниям словам митрополита следует относиться спокойнее и не рассматривать их «в контексте того, что владыка Иоанн кого-то там осуждает». Однако епископ отметил также, что сейчас не следует «рассматривать под лупой, кто крещен, и кто из крещеных был какого настроения в момент его гибели». Подробнее на РБК: https://www.rbc.ru/society/25/06/2019/5d123d949a7947e3a28e3540?from=newsfeed А когда это верующих волновала какая-то там безбожная статистика? Вера - это нечто противоположное статистике. Они живут в другом мире, не в статистическом.

ВЛАДИМИР-III: Питерцы в социальных сетях о строительстве православных храмов в СПб: Насколько же жалок тот бог, которому важно, чтобы ему молились и ставили свечки... и Павел, насколько жалок тот бог, существование которого настолько нереально, что даже не возможно опровергнуть.. https://yandex.ru/local/near Действительно, во втором случае здесь типичная верификация (см. Карл Поппер). Религия в целом производит жалкое впечатление.

ВЛАДИМИР-III: Ранее руководитель отдела Иваново-Вознесенской епархии по взаимоотношению церкви с обществом и СМИ Марк Маркиш заявил, что злоупотребление интернетом и другими современными технологиями отдаляет человека от церкви и бога. По его словам, 200 лет назад люди тесно общались со священником, теперь же существуют книги и интернет, и прихожане ищут ответы на свои вопросы там. https://news.mail.ru/society/37934167/?frommail=1 Единственное средство - понизить уровень грамотности, в т.ч. компьютерной. Другого выхода нет.


ВЛАДИМИР-III: Российский священник рассказал о разговоре с Чарльзом Дарвином и его раскаянии Протоиерей и духовник Алексеевского женского монастыря Москвы Артемий Владимиров заявил, что общался с ученым Чарльзом Дарвином, который умер в 1882 году. Об этом он сообщил в эфире телеканала «Спас». Запись была опубликована на YouTube 25 июля, однако внимание на нее обратили только сейчас. По словам Владимирова, разговор состоялся в Вестминстерском аббатстве, где похоронен Дарвин. Он рассказал, что не является поклонником «обезьяньей теории» и ему было интересно поговорить. В частности, он спросил ученого, есть ли «какие-то промежуточные звенья между видами — между зеброй и жирафом». Протоиерей добавил, что у Дарвина было «наивное представление, что археология найдет промежуточные звенья». «Что вы думаете я услышал [в ответ]? “Батюшка, не соблазняйся моей теорией, не от большого ума я эту гипотезу выдвинул, в которой сейчас раскаиваюсь. Ни к медведю, ни к свинье лично ты не имеешь никакого отношения”», — процитировал священник слова, якобы услышанные от Дарвина. Он также порадовался «торжеству разума и православия» и предложил «Спасу» транслировать передачи на английском и китайском языках. В своем труде «Происхождение видов» Дарвин назвал естественный отбор основным механизмом эволюции. Он также обосновал, что все живые организмы происходят от общих предков и эволюционируют со временем. Так, в работе «Происхождение человека и половой отбор» говорится, что человек произошел от обезьяны. https://news.mail.ru/society/38220282/?frommail=1 Еще один Гарри Поттер принял православие... И эта Россия будет потеряна.

ВЛАДИМИР-III: Любопытная информация столетней давности: Нью-Йоркский Евангелический Комитет заявил, что из 5,5 млн. населения Нью-Йорка 3,3 млн. человек не принадлежат ни к какой церкви, и эти «язычники» нуждаются в присоединении к христианской церкви. Источник: СВОБОДА (украинское издание в Нью-Джерси) № 54 за 1916 год. Конечно, проповедник на то и проповедник, чтобы преувеличивать, но уж точно можно сказать, что для 2/3 населения Нью-Йорка в начале ХХ века "религия не играла роли в общественной жизни".

ВЛАДИМИР-III: «Союз» с роботом «Федором» не смог пристыковаться к МКС В Центре управления полетами по этому поводу уже начали заседание госкомиссии. По данным источника «РИА Новости», «Союз» не смог пристыковаться из-за возможных неполадок в системы стыковке корабля Космический корабль «Союз МС-14», на борту которого находится робот «Федор», не смог в запланированное время состыковаться с Международной космической станцией. Об этом сообщает «РИА Новости» со ссылкой на корреспондента из Центра управления полетами. Корабль подошел к станции ближе чем на 100 м, потом завис у причального модуля, после чего начал отходить от МКС. В настоящее время «Союз» отвели на безопасное расстояние от космической станции. Источник агентства «РИА Новости» в ракетно-космической отрасли рассказал, что корабль не смог состыковаться с МКС из-за неисправности системы сближения «Курс». На расстоянии 100 м, по всей видимости, отметил собеседник, отказал один полукомплект системы на корабле, после чего он автоматически переключился на второй, однако и тут возникли проблемы. Затем ЦУП дал команду на отвод корабля от МКС. В NASA, в свою очередь, уточнили, что космический аппарат не смог зафиксироваться на причальном блоке МКС. Спустя некоторое время журналистов, которые следили за стыковкой вместе со специалистами, попросили удалиться из Центра управления полетами. Руководство ракетно-космической отрасли и члены госкомиссии по полету космического корабля собрались на заседание по итогам несостоявшейся стыковки. В заседании участвуют гендиректор РКК «Энергия» Николай Севастьянов, начальник Центра подготовки космонавтов Павел Власов, директор ЦУПа Максим Матюшин, начальник головного научного института «Роскосмоса» ЦНИИмаш Сергей Коблов. Главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина в ЦУПе не был, однако после новостей о том, что стыковка не удалась, намерен приехать на заседание. Подробнее на РБК: https://www.rbc.ru/technology_and_media/24/08/2019/5d60d4759a7947707093348e Опять освящение перед стартом некачественное было?

ВЛАДИМИР-III: Дмитрий Узланер. КОНЕЦ РЕЛИГИИ? ИСТОРИЯ ТЕОРИИ СЕКУЛЯРИЗАЦИИ. М.,2019. Автор – типичный в современной России "системный либерал", а быть "системным либералом" в России означает так писать и говорить, чтоб никого не обидеть, даже если таблица Пифагора оскорбляет чьи-то чувства верующих. Что же видим в книге? Автор – социолог (сотрудник Московской высшей школы социальных и экономических наук), и разбирает он социологические подходы к явлению секуляризации. "Секуляризация" – значение этого термина как-то теряется в работе (в лучшем случае, автор дает нам трактовки социологов XIX и XX веков) – это процесс снижения роли религии в сознании людей и жизни общества; переход от общества, регулируемого преимущественно религиозной традицией, к светской модели общественного устройства на основе рациональных (внерелигиозных) норм, а также соответствующая политика. Казалось бы, все просто – религия возникает на определенном этапе развития обществ (разные религии в разных обществах, и их разность подозрительно – для "нерукотворной" якобы сущности – зависят от разности обществ) и на столь же естественном и логически обусловленном этапе общества исчезает просто потому, что условия общественной жизни меняются (меняются не "сами по себе", а в результате деятельности участников этих самых обществ, но "естественным образом" означает то, что они не могут не измениться, как не может не растаять лед на жаре). Но эта простота автору противопоказана, потому что ему надо уважать чувства верующих (и так-то подозревают в жидо-масонском заговоре все эти Высшие школы социальных и экономических наук), и тут тонкий русский политик! Ведь для истинно верующего человека никаких "естественных процессов" не существует, а секуляризация – это не что иное, как пришествие антихриста (или кто там его подменяет в исламе). Как бы вот и социологических волков накормить, и простых верующих овечек не тронуть? С Марксом и Контом у Узланера разговор короткий: они жили давно, "многого не понимали" и т.д. Но вот рядовые социологи – уже ХХ века – Парсонс, Уилсон, Бергер, Лукман, Казанова – с ними проблем гораздо больше. Общий диагноз Узланера: они все были неправы, секуляризация – фантом, религия никуда не делась, американский президент по прежнему кладет руку на библию. Если бы на месте Узланера был американский социолог, он бы просто-напросто подкинул дюжину цифр, и мы хотя бы проверили: а действительно ли религия никуда не делась, если учесть, что в 1900 году "открытых" атеистов было в мире в целом 5 млн., и спустя 100 лет их 1230 млн., а в США даже в 1990-х численность атеистов и неверующих (согласно опросам) выросла в 2 раза. Опять же, для верующего это не проблема, он может одновременно говорить о 100-% религиозности и о том, что люди "ушли от бога", что логично, если "антихрист грядет", и не видеть никаких противоречий в своих речах. Но Узланеру важно доказать крах социологов-секуляризаторов в теоретическом ключе, и он подробно разбирает дискуссии 1950-1990-х годов вокруг самого по себе термина "секуляризация". Является ли секуляризация исчезновением религиозности, или лишь церковности? – замечу, для истинно верующего человека это одно и то же. Можно ли говорить о европейской секуляризации как об эталоне, или наоборот, американская религиозность есть эталон? Как выглядела теория секуляризации в рамках советского проекта? – а то заладили в последнее время, что СССР был православной страной, а возражать на это = оскорблять чувства верующих. Но все эти темы в довольно лаконичной монографии лишь намечены пунктирными линиями, нет должной систематики и полностью отсутствуют оппоненты теоретиков секуляризации из числа верующих авторов. На этом фоне проблематика следующих работ по данной теме (рецензент А.С.Агаджанян подчеркивает, что это всего лишь первая ласточка в российской науке) должна включать анализ структуры религиозности общества (какие слои и группы в большей и меньшей степени религиозны), степени религиозности, учитывать этно-культурологическое измерение, потому что объявлять Исламскую революцию в Иране знаком заката теорий секуляризации было бы довольно наивно. Наконец, чисто методологически нельзя не учитывать т.н. "вторичную религиозность" - явление, наблюдаемое в обществах регрессивного типа (совр. Россия в т.ч.), где неверующие люди объявляют себя верующими. Если учесть хотя бы часть этих факторов и проанализировать на сей предмет социологическую науку, ее подход к секуляризации потеряет ту одномерность, которую ей приписывает Узланер: меньше/больше стало верующих. Нет, кое-где в работе наблюдается появление весьма интересных мыслей и подходов: чего стоит хотя бы упоминание теории Бергера, согласно которой, атеизм – суть порождение самого по себе христианства, убравшего из повседневной жизни человека сакральное (проще говоря: атеист отличается от верующего монотеиста лишь тем, что признает на одного бога меньше). Но в целом работа напоминает "отписку" какого-нибудь протоиерея, которому важно озвучить свою веру в то, что Дарвин "принял православие", а остальное неважно. Констатация десекуляризации тех или иных обществ, приводимая автором в качестве доказательства несостоятельности самой по себе концепции десекуляризации, также слишком декларативна и не учитывает особых причин – и главное: последствий! - такой десекуляризации (будь то Россия, Иран или Афганистан – была ли последняя страна более адекватна в начале 1970-х или в условиях возрождения духовности при талибах?) На вопрос, как религиозность соотносится с тупиковостью или инновационностью развития обществ, ответа у автора нет.

ВЛАДИМИР-III: Экс-руководитель аппарата федерального омбудсмена Иван Соловьев заявил о расставании со своей супругой депутатом Госдумы Натальей Поклонской. Об этом сообщает РИА «Новости». По его словам, разлад в их семье произошел из-за того, что оба супруга — лидеры по натуре. Он отметил,что из-за личностных качеств они не смогли ужиться с Поклонской. «Один красивый, другой очень красивый. Один умный, другой очень умный. Один целеустремленный, другой очень сильно целеустремленный», — подчеркнул Соловьев. https://www.gazeta.ru/lifestyle/news/2019/09/02/n_13412821.shtml?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews Не выдержал мужик столько православия на д/н. Кстати, особой красоты ни в ней, ни тем более в нем...

ВЛАДИМИР-III: Дм.Быков: В конце концов, не следует мыслить народ как некое целое, безоговорочно отдельное от себя. Мне кажется, что здесь есть некоторые перспективы. Вот эта народофилия и безумная народофобия, которая встречается с одинаковой частотностью, вот эти все крики: «Да, вам не повезло с народом!». Да в общем, не очень повезло, если честно. И народу с нами не очень повезло. У русской интеллигенции, как у лучшей части этого народа, с ним не очень хорошие отношения, но это естественно. Понимаете, в некоторых семьях родители любят детей, и у них все прекрасно. А в некоторых семьях бывают конфликты. Надо, конечно, понимать, что это одна семья. Но надо понимать и то, что русская интеллигенция, как только она начинает немножечко подниматься над средним уровнем, она неизбежно оказывается в конфликте с большинством. Это конфликт очень тяжелый. Мне кажется, что тот, кто об этом конфликте напишет и напишет серьезно, тот напишет великую прозу. Вот «Тихий Дон» – это как раз роман о том, как большинство народных установлений, народных связей прогнили изнутри. Как при первом ослаблении обручей, стягивающих эту бочку, начинается всеобщее истребление друг друга, свояк на свояка, брат на брата, кум на кума, муж на жену. Вот это, мне кажется, и есть та новая высота взгляда, которая в шолоховском романе, до сих пор не очень-то и проанализированном, была достигнута. Все подробно разбирают, Шолохов ли написал, и это великая проблема, но мне кажется еще интересным посмотреть, что объективно сказалось у автора. Вот тот, кто сегодня такую книгу напишет, тот продвинется достаточно далеко вперед. Я говорю не о масштабе. Писать большой роман сегодня, на мой взгляд, бессмысленно. Но как-то осмыслить заново отношения с народом и «повезло-не повезло» – это интересная задача, интересная и соблазнительная. Всегда ведь интересно говорить то, что нельзя. Смеяться, когда нельзя, осмеивать те понятия, которые вызывают сакральное придыхание. Мне кажется, что литература двадцатых годов будет посвящена во многих отношениях пересмотру русской истории – военной истории, пересмотру двадцатого столетия. Может быть, пересмотру роли каких-то фигур из русской культуры, совершенно тоже сакрализованных. В общем, сакрализация будет подвергаться серьезной атаке. Потому что в условиях, когда все сакральное и никого не тронь, тогда просто лучше отказываться от этой профессии. Но не дождетесь. Мне кажется, достаточная характерная черта Дудя – то, что когда все, кто открывает рот, вызывают дикое раздражение (почитайте социальные сети), он как-то своей доброжелательностью умудряется консолидировать страну вместо того, чтобы ее в очередной раз раскалывать. Он ее раскалывает, условно говоря, на Соловьева и остальных, а этот раскол можно признать только благотворным. Поэтому у него перспективы, безусловно, есть. А так литература двадцатых годов будет полна срывания всех и всяческих масок, ликвидации всех и всяческих табу. Ну, или ее не будет. Такое тоже возможно вполне – господи, Византия же перестала существовать, в прежнем своем виде? Священная Римская империя перестала же существовать? Бывают, действительно, конечные пункты, когда цивилизация, вместо того, чтобы вытащить себя за уши из болота, еще глубже себя туда загоняет. https://echo.msk.ru/programs/odin/2499525-echo/ Нет, ее не будет. Хотя мания величия России никуда не денется.

ВЛАДИМИР-III: В РПЦ отреагировали на письмо священников в защиту осужденных Письмо священников Русской православной церкви (РПЦ) в защиту фигурантов дела о митингах в Москве является попыткой участия в правозащитной деятельности, фактически ставшей политической декларацией. Об этом сообщил журналистам заместитель председателя Отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Вахтанг Кипшидзе, передает ТАСС. «Церковь имеет право печалования (право ходатайствовать за осужденных) и активно им пользуется, в том числе непублично», — заявил Кипшидзе, отметив, что в России и других странах, где живут подписавшие письмо священники, есть несправедливо осужденные. «Но когда из них всех выбирается несколько подсудимых, наиболее известных по СМИ, — это политика, а не печалование», — сказал он. Кипшидзе назвал составление документов, в которых «странным образом перемешана политическая риторика и священные тексты» бесполезным путем, отметив, что намного эффективнее было бы организовать сбор средств на адвоката. Ранее более 40 священников РПЦ написали открытое письмо в поддержку фигурантов дела о митингах в Москве. В документе говорится о необходимости пересмотра судебных решений фигурантам в виде тюремных сроков. В письме также отмечается, что в большей степени приговоры «похожи на запугивание граждан России», чем на справедливое решение в отношении подсудимых. Подробнее на РБК: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5d8179809a7947846594383b?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews Я тоже думаю, что эти 40 попов - в РПЦ элемент случайный и противоестественный. Где вы видели, чтобы поп, жирный, глупый и претенциозный, за кого-либо заступался, особенно против начальства? Так не бывает.

ВЛАДИМИР-III: Дм.Быков: Перфоманс, устроенный Оксимироном, – суд над классикой, повинной то в оскорблении религиозных чувств, то в экстремизме, – можно только приветствовать. Чтения «Сядь за текст», в которых поучаствовали Александр Петров и Леонид Парфенов, – в любом случае замечательное мероприятие, но наводит оно на грустные мысли. Посадить по своим антиконституционным цензурным статьям, разумеется, они могли бы кого угодно – хоть Пушкина, хоть Мартина Лютера Кинга; проблема в том, что плевать они хотели на тексты. Они боятся гораздо более грубых вещей: вот шаман, например, – это им страшно, потому что неизвестно, что он может там нашаманить. Своих ручных церковных иерархов они не боятся вовсе, потому что в православного Бога не верят или видят в нем сверхпахана, которого можно задобрить взяткой, храм там построить или колокол отлить. Их может напугать расследование с конкретными цифрами, но никак не сатирическое стихотворение, не разоблачительный роман-антиутопия и тем более не гражданская лирика. Ну не верят они ни в какие мотивы, кроме прямой корысти или трусости. Так что флешмоб флешмобом, и вообще хорошо, когда популярные авторы или исполнители поднимают голос против несправедливости, – но искусству в России уж точно ничто не угрожает, потому что никто его не принимает всерьез. И это предсказуемо, даже напрямую предсказано. Заболоцкий незадолго до смерти задумывал поэму о Сталине и объяснял жене, что Сталин – фигура переломная, последний вождь, имевший представление о старой культуре. Он придавал ей огромное значение, поэтов либо прикармливал, либо запугивал, либо уничтожал. Дальше, предсказал Заболоцкий, пойдут люди пещерные. А постсоветские руководители, будем честны, не имеют и тех немногих предрассудков и моральных ограничений, которые были у советских. Нынешним все равно, что о них подумают. Они уверены, что в истории остаются только территориальные завоевания. Шаманы, улица и цифры – вот чего они боятся. Это страхи детские, росгвардейские – сообразно интеллекту. Какой им Пушкин, когда им Маршак труден? И знаете – это к лучшему. Мы знаем цену их уважению и проживем без него. Если выбирать между безразличием власти или сталинизмом, безразличие лучше. А деятели культуры, нуждающиеся в повышенном самоуважении, всегда могут пойти в шаманы. Внимание власти и прессы им обеспечено. https://sobesednik.ru/dmitriy-bykov/20190923-tri-straha-vlasti Боязнь колдовства и т.п. - закономерная черта духовности.

ВЛАДИМИР-III: Дм.Быков: Вот тут замечательная серия вопросов, в количестве примерно семи: чего я жду от акции 29 сентября? Я жду, что она будет массовой, но меня на ней, к сожалению, не будет еще. Я вернусь только через неделю. Разные версии будущего России: изменится ли что-то после «московского дела», изменится ли что-то после митингов? Понимаете, какая история? Я, наверное, должен признаться в ужасной вещи, и мне как-то стыдно в ней признаваться: мне неинтересно совершенно думать о будущем России. Почему неинтересно? Наверное, потому что прав Владимир Сорокин (о котором тоже, кстати, многие просят лекцию в связи с фильмом «Сорокин трип», подумаем и об этом): «Будет ничего», – отвечает у него Прасковья Мамонтовна в «Дне опричника» на вопрос, что с Россией будет. Этот вопрос всех волнует, невзирая на кажущуюся стабильность. «Будет ничего». Или, вернее сказать, не важно то, что будет. Не будет интеллектуального прорыва, не будет радикального свершения. Россия может, если захочет, навязать миру ядерную войну, но указать сценарий спасения от нее на сегодняшний день она, на мой взгляд, неспособна. И вот это ужасное чувство, когда о будущем страны говорить неинтересно, потому что будущее у нее, в общем, от прошлого ничем не отличается. Это такая колбаса, одинаковая на всем своем протяжении. Нет никакого шанса, что произойдет нечто новое по сравнению с предыдущими тремястами или пятьюстами лет. Вот это, наверное, самое печальное ощущение. https://echo.msk.ru/programs/odin/2506607-echo/ До Быкова наконец-то дошло. Причем, "колбаса" не одинаковая. Чем дальше, чем хуже. Качеством.

ВЛАДИМИР-III: Латынина: Моего приятеля Сергея Михайлова, главного редактора газеты «Листок», дочка огорошила вопросом: «Папа, а мы правда произошли не от обезьян, а от инопланетян?» Папа спросил, откуда сведения. Девочка ответила: «Учительница в школе сказала». Папа было решил, что девочка что-то не поняла, но оказалось, что факт сей изложен в учебнике. Редактором учебника является Никитин А.Ф. Это учебник обществознания. И да, там на полном серьезе сказано, что существуют три теории (!) происхождения человека. «Божественная», «Эволюционная (от обезьян)» и «Космическая». Про «эволюционную» в учебнике написано так: «Многие антропологи считали и считают ее недоказанной». «Существуют и другие теории происхождения человека. Например, что род человеческий произошел от космических пришельцев». К сожалению, учебник не сообщает нам, какие антропологи поддерживают эту замечательную теорию, в каких peer-reviewed журналах они публиковали свои работы и есть ли какие-то другие антропологи, которые «считают ее недоказанной». Так что «недоказанным» в учебнике А.Ф. Никитина оказывается только Дарвин. Такое нестандартное заявление заставило меня саму взяться за этот кладезь знаний, и оказалось, что А.Ф. Никитин вместе со своими соавторами наплодил целую линейку учебников — ​с 5-го по 11-й класс включительно, и все написаны неподражаемым авторским коллективом верных наследников Козьмы Пруткова и графа Хвостова. Тут надо сказать, что задача авторам выпала нелегкая. Они должны в доступной школьникам форме рассказать обо всех основных проблемах, которые занимают современную антропологию, социологию и психологию. Естественно было бы ожидать от авторов хоть какого-то знакомства с данными вопросами и ссылок на именитых предшественников — ​от Дюркгейма с Фрейдом до Юваля Ноах Харари. Но А.Ф. Никитин не ищет легких путей. Вместо этого он и его соавторы решили поделиться со школьниками собственными представлениями о прекрасном. Вот, например, в учебнике «Естествознание» за 8–9-й класс (8-е издание, Москва, «Просвещение», 2011 г.) в параграфе «Духовная жизнь человека» рассуждается о духовных ценностях на примере поступка сына Ноя, Хама, описанного в главе 9 книги Бытия (автором данного параграфа значится И.В. Метлик). «Ной начал возделывать землю и насадил виноградник; и выпил он вина, и опьянел, и обнажился в шатре своем. И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и, выйдя, рассказал двум братьям своим. Сим же и Иафет взяли одежду и, положив ее на плечи свои, пошли задом и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видали наготы отца своего». (Быт. 9:20–23). «Поведение Хама, посмеявшегося над наготой отца, бесчеловечно, низменно, — ​пишет автор. — ​Оно — ​свидетельство его нечувствительности к высшему началу, ко всему духовному вообще. С тех пор говорят о хамском поведении, хамстве. Это своего рода слепота души, неумение отличать обыденное от святого. <…> В случае Хама — ​неспособность сдерживать более примитивные душевные движения (смех) высшими духовными качествами (почтение, уважение отца)» (стр. 29). Оставим в стороне интеллектуальный уровень текста. У меня вопрос: откуда автор взял, что Хам смеялся над отцом? В книге Бытия ничего подобного не говорится. В ней говорится, черным по белому, и в оригинале, и в любом переводе, что Хам увидел своего отца пьяным и голым, о чем он «вайягед лишне эхав бахуц» — ​т.е. «и рассказал двум братьям снаружи». Мне неизвестны случаи, когда глагол «лехагид» переводится как «смеяться». Автор просто совершает новое открытие в библеистике. Библейские и христианские темы авторы вообще очень любят. Вот, например, как учебник (!) по обществознанию рассказывает о человеческих эмоциях. «В христианской культуре, — ​сообщает учебник, — ​есть специальные названия для различных этапов развития эмоции, которые мы в нашей обыденной жизни просто не замечаем. Вот, например, чувство страха или любая другая эмоция. Первый след зарождающегося страха монахи называли «помыслом»… Допустим, помысел мы прозевали. Тогда образуется прилог. Это означает, что помысел проникает в сердце, становится эмоцией. Там он получил силу и теперь распространяется в душе. Этот момент называют «приражением» (стр. 25). ЧТО?! «Прилог»? «Приражение»? В учебнике, в параграфе «самопознание», написанном на пиджин-русском, нам рассказывают об эмоциях, опираясь — ​нет, не на бихейвиористов, не на Вильяма Джеймса, не на эволюционную биологию, не на нейрофизиологию, — ​ а на словарь и термины, употребляемые византийскими скрепоносными фанатиками V–VI вв. н.э. — ​Марком Аскетом и Максимом Исповедником! Мы могли бы ожидать, что после «прилога» и «приражения» мы все-таки услышим что-нибудь про гиппокамп и кору головного мозга. Все-таки задача учебника декларирована как «дополнить знания учащихся о человеке, обществе, экономике». Но нет. Автор продолжает витийствовать. «Как обуздать своих коней? — ​пишет он. — ​Некоторые мыслители сравнивали буйство страстей в человеческой душе со зверинцем, где в одной клетке собраны дикие хищники, пресмыкающиеся, пугливые кролики, ленивцы и т.п. Воспользуемся еще и другим, не менее известным подобием. Представьте себе экипаж, запряженный четверкой лошадей. Крепкая, чистая повозка мчится по дороге, сразу видно, что хозяин содержит ее в полном порядке. Кучер крепко держит вожжи, умело управляет лошадьми… Кучер — ​это разум. Коляска — ​это тело. Лошади — ​это чувства»… Что это? Как это? Это — ​учебник, написанный в начале XXI века? Издающийся миллионными тиражами? «Кучер — ​это разум, лошади — ​это чувства»? Это все драгоценные максимы, которыми А.Ф. Никитин и Ко считают нужным поделиться со школьниками вместо рассказа о Джеймсе и Ланге? Редактор и авторы, правда, считают, что ученики 8-го класса вместо знакомства, пусть на самом простом уровне, с современной нейрофизиологией нуждаются в притчах деревенского дьячка, пересказанных языком инструктора райкома партии? Ни малейшего следа какого-либо знакомства авторов учебника что с современными, что с классическими науками о человеке просто не наблюдается. Вместо этого текст состоит из перлов вроде: «Существует мнение, что слово «семья» означает «семь я» (стр. 55). «Время идет незаметно. И одна эпоха сменяет другую иногда на глазах одного поколения» (стр. 69). А вот как лихо разделывается учебник с таким известным феноменом человеческого общества, как война: «Жадность, зависть, гордыня, тщеславие, ненависть — ​эти человеческие пороки и являются главными причинами захватнических войн». Ау. Это же учебник! По нему учат. Вот спрашивает училка где-нибудь в деревне: что является причиной войн? А ученик начитался какого-нибудь Клаузевица и скажет: «Каждый век имеет свой тип войны, свои ограничительные условия и свои особые предпосылки». А учитель ему: «Садись, два! Причина войны — ​зависть и гордыня». Честное слово, учебник Никитина заставляет пожалеть о Марксе, который худо-бедно рассматривал войны как процесс конкуренции за ресурсы. Как могло такое получиться? Как это преподается в школах? Очень просто. Дело в том, что науки «обществознание» не существует. По «обществознанию» нет Ph.D. и нет докторов наук. Нет кандидатов. Нет даже перевода этого уродского термина на английский или французский. Антропология, социология, семиотика, лингвистика, экономика, психология — ​есть. А «обществознания» — ​нету. Как следствие, вместо «обществознания» в школе преподается вот это: гордыня — ​причина войн, крепкая семья — ​прообраз государства, а библейский Хам пострадал от того, что не имел духовных скреп. Никакого отношения к «науке» это в принципе не имеет. Это пересказ Иоанна Златоуста в терминах, понятных зрителю РЕН-ТВ. Отдельно не могу не сказать вот о чем. Важнейшей частью науки является ссылочный аппарат. Нигде, никогда, ни при каких обстоятельствах, кроме как в районной стенгазете, недопустимы выражения: «часто можно услышать» или «некоторые считают». Представьте себе, что в учебнике по физике будет написано, что «некоторые считают», что «сила тока в участке цепи прямо пропорциональна напряжению». Если автор текста делится научной теорией, согласно которой человек произошел от космических пришельцев, он должен в этом месте поставить сносочку, а в конце учебника привести по ссылочке хотя бы некоторое количество трудов знаменитых антропологов, которые привели его к данному утверждению, и желательно, чтобы эта ссылочка вела не на газету «СПИД-Инфо». Так что странно не то, что в учебнике под редакцией А.Ф. Никитина сообщается, что мы, возможно, произошли от инопланетян. Странно, что там не упоминается, что есть три гипотезы о том, как устроена земля: одна — ​что она круглая, другая — ​что она плоская и третья — ​что она стоит на трех китах. Видимо, это потому, что учебник все-таки не по географии. https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/09/30/82162-kak-my-proizoshli-ot-inoplanetyan Я удивлен лишь удивлением Латыниной. Что тут странного? Духовность возродилась. Примитив. А что могло быть другого? Впрочем, справедливости ради, надо рассказать про бездуховных родителей учеников из Пензы, которые в 2015 году хамски потребовали запрета учебников семьи Никитиных (у них там семейный подряд): Жители Пензы поддержали требование изъять из школ учебник «Обществознание» Анатолия и Татьяны Никитиных, в котором написано, что человек с психическим заболеванием не является личностью. «Данный учебник ущемляет права отдельных граждан нашего общества»; «Фашистские разработки внедряются через Минобр РФ»; «В средние века церковники считали, что у рыжих нет души, а у нас в XXI веке вполне образованные создатели учебников считают, что у какой-то группы граждан нет души», — это далеко не самые гневные отклики на учебник «Обществознание» для 8 класса, изданный в 2014 году в издательстве «Дрофа». Его авторы — уважаемые эксперты: кандидат педагогических наук, ведущий специалист по обществознанию, правоведению и граждановедению, лауреат премии президента РФ Анатолий Никитин (ныне покойный) и его супруга Татьяна Никитина, ранее заведовавшая в «Дрофе» редакцией истории и обществознания. Учебник, выдержавший ряд переизданий, прошел полный перечень экспертиз, получил положительные заключения и вошел в Федеральный перечень учебников, рекомендованных Министерством образования и науки РФ. Возмущение качеством и подачей материала в «Обществознании» Никитиных начало расти после того, как журналист Анна Наринская 22 сентября опубликовала у себя в «Фейсбуке» выдержку из последней редакции учебника: «Представьте себе человека, с раннего детства страдающего серьезным психическим заболеванием. Он не способен к учению, труду, созданию семьи, ко всему тому, что образует духовный мир личности. Перед нами, конечно, человек, но каких-то важных сторон человеческой сущности он лишен. Каких? Ответ очевиден: тех, которые связывают его с обществом; которые делают его общественным, социальным существом. Говоря иначе, он не является личностью». «Я чего-то не понимаю, или это форменное безобразие?» — написала Анна Наринская, и вслед за ней этим вопросом задались десятки тысяч неравнодушных пользователей Интернета. 24 сентября на сайте Change.org появилась петиция, адресованная главе Минобрнауки РФ Дмитрию Ливанову, с требованием изъять учебник из школ и провести оценку его содержания на предмет нарушения ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). На момент написания материала ее подписало более 91 тысячи человек. Авторы петиции сравнили скандальный тезис Никитиных с идеями нацистского психиатра Альфреда Гохе, считавшего людей с психическими заболеваниями «балластными существами» и «пустотами в оболочке», и задались вопросом: почему соцподдержкой и помощью инвалидов занимаются, в основном, правозащитные и благотворительные организации на пожертвования, а «откровенно фашиствующий учебник» издается на бюджетные деньги. Авторы петиции также настаивают, чтобы чиновники Минобрнауки публично извинились перед семьями, которые воспитывают детей с ментальной инвалидностью, и требуют разъяснений, каким образом и благодаря кому этот учебник прошел все экспертизы. Пензенцы активно поддержали петицию. «У авторов учебника — открытая форма мании величия. Я не сомневаюсь, что это не один такой «добрый» абзац! Мне все время было интересно: кто дает им право выпускать в школы именно их учебники. И проверяют ли учебники перед печатью столь скрупулезно, как оно того требуется. По учебникам этой пары училась я, но такого бреда и явной дискриминации что-то не припомню. Наверное, даже у писателей есть свой срок годности», — написала в поддержку петиции Анна Рулева из Пензы. «Я не считаю, что психические инвалиды не способны проявлять любовь, поддержку и учить чему-то людей, которые иногда, будучи в здравом уме, ведут себя как звери или не могут работать из-за лени или вредных привычек. Многие такие инвалиды работали раньше в легкой промышленности и выполняли 10%, как минимум, того масштаба производства, которое осиливала наша страна», — считает Ева Антонова. Стоит отметить, что, к счастью, по этому скандальному учебнику, в Пензе дети не занимаются. «Учебники Никитиных не используются в большинстве пензенских школ уже довольно давно», — сообщила директор одного из общеобразовательных учреждений города, отметив при этом низкое качество редактуры материала. Директор центра гуманитарного образования Института регионального развития Пензенской области Елена Фирсова подтвердила, что в школах Пензенской области не работают по учебнику Никитиных. «В свое время была разработана концепция обществоведческого образования под руководством академика [Леонида] Боголюбова. Мы используем его учебники, учебники авторства [Альберта] Кравченко и [Елены] Певцовой, [Виктора] Мушинского. Это проверенные издательства — «Просвещение», «Дрофа», «Русское слово», — отметила Елена Фирсова. Отвечая на вопрос о том, как эксперты оценивают качество этих учебников по обществознанию, собеседница подчеркнула, что они отвечают требованиям программы и соответствуют требованиям обществоведческого образования. Елена Фирсова не исключает, что развитие скандала вокруг учебника Никитиных произошло потому, что цитату из учебника использовали вне контекста. «Фразы могли быть выхвачены из контекста, ведь учебник прошел профессиональную экспертизу. Нельзя вырывать из контекста какие-то предложения и только на их основе строить представление о том, каков этот учебник», — добавила Елена Фирсова. Не исключено, что учебник Никитиных действительно будет исключен из перечня рекомендованных Минобрнаукой. 24 сентября, в тот же день, когда на Change.org. появилась петиция, на сайте издательства «Дрофа» было размещено сообщение о том, что продажи учебника приостановлены, а сам он будет направлен на дополнительную экспертизу. Какими будут ее результаты, станет известно в ближайшем будущем. https://www.penza-press.ru/lenta-novostey/85758/penzency-vystupili-protiv-fashistvuyucshego-uchebnika-po-obcshestvoznaniyu Впрочем, это был далекий 2015-й год. И в 2019 издательство "Дрофа" выпустило всю "линейку" - https://rosuchebnik.ru/kompleks/umk-liniya-umk-nikitina-obshchestvoznanie-5-9/ Я имел однажды дело с "Дрофой" (в 2001-2002 гг). Тогда они клеились под непримиримых либералов. Гляди, перестроились...

ВЛАДИМИР-III: ДМИТРИЙ БЫКОВ О СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ Пятница, 31 Января 2014 г. 11:57 Современная русская литература чудовищно непрофессиональна, и это единственное, что можно о ней сказать. Она пребывает в такой же глубокой духовной провинции, что и российское образование, кинематограф, фундаментальная наука и все прочие сферы духовной деятельности, и говорить об этом очень скучно. Русскую литературу не читают на Западе и не знают на Востоке. У нее давно не было удач, о которых говорила бы вся Россия. В российском книжном магазине, как правило, нечего купить. Из зарубежной литературы в России чаще всего переводят самые глупые тексты, потому что из мирового торта каждый выедает тот корж, который ему по зубам. В советское время в России издавались не только друзья Советского Союза, но и, например, Джон Гарднер (не детективщик, а тот, который «Октябрьский свет»), и Джозеф Хеллер, и Трумен Капоте, а современная российская проза работает так, как будто в природе не существовало ни Уильяма Гэддиса, ни Ральфа Эллисона, ни Д.Ф. Уоллеса, ни Дона Делилло, ни Т. Корагессана Бойла (последних двух перевели, издали — но так они и канули, мало кем замеченные и вовсе не освоенные). Я не фанат Пинчона — по крайней мере, «Радуги гравитации», но это, как ни крути, сочинение значительное, породившее новую литературную волну; в России она не произвела ровно никакого впечатления, и не потому, что вышла через 40 лет после американской публикации, а потому, что чтение ее как-никак требует неких усилий. Правда, и перевод у Немцова с Грызуновой получился таким, что по-английски я эту книгу еще как-то понимаю, а по-русски, правду сказать, с трудом. Повествовательные техники современной русской прозы старомоднее, чем в позапрошлом веке, когда Толстой экспериментировал с романным жанром, а Достоевский искал синтез фантастики и физиологического очерка («Двойник», скажем). Выстраивать увлекательный сюжет с неожиданным финалом русская проза никогда толком не умела, но сейчас разучилась и тому, что наработали советские беллетристы. Живых героев, имена которых становились бы нарицательными, у нас нет уже лет двадцать. Единственным сколько-нибудь заметным героем в девяноста текстах из ста является сам автор, но он чаще всего так противен — и себе, и читателю, — что хочется скорей изгнать его из памяти. Стиль современной российской прозы исчерпывающе описывается советским двустишием «У меня одна струна, Казахстан моя страна». Вдобавок — в то самое время, когда вся мировая культура ищет компромиссы между массовостью и серьезностью, — русская проза окончательно расслоилась на чудовищную жвачку а-ля Донцова или Минаев и никому не интересный артхаус, через который трудно продраться и самому искушенному читателю. Продраться ему трудно, впрочем, не потому, что это ахти как сложно написано, не потому, что перед ним словесные кружева в духе Саши Соколова или его эпигона Гольдштейна, а потому, что все написанное читателя совершенно не касается. Это литература чистого самообслуживания. Если же современная российская проза с отвагой неофита берется за разрешение мировых проблем, как Максим Кантор в романе «Красный свет», — она либо бесконечно повторяет сама себя (и Кантор, кстати, усердно повторяет «Учебник рисования»), либо скатывается в совершенно неприличную фельетонность, либо озвучивает очевидные вещи настолько суконным языком, что не спасает даже застарелая авторская злоба: мотор не заводится, текст стоит на месте. Все это сказано много раз, и еще одно повторение ничего не изменит — кроме дежурных и предсказуемых криков о том, что автор сам дурак и давно исписался. Есть смысл поговорить о причинах такого положения дел, но боюсь, что и причина общеизвестна: отсутствие мотивации. За прозу обычно берешься, надеясь либо решить мировую проблему, либо справиться с интересной технической задачей, либо, на худой конец, позабавить читателя и заработать денег, но все это надо делать всерьез, а не спустя рукава. В современной же России спустя рукава работают даже опричники, у которых есть, по крайней мере, садомазохистские или материальные стимулы; все прочие настолько непрофессиональны, что анализировать их действия унизительно. Писать не то чтобы очень трудно, вопреки старой серапионовской формуле, но это требует какой-никакой эрудиции, усидчивости, изучения материала. Там, где слово ничего не весит, у автора нет стимула для всех этих прекрасных занятий; в советское время люди могли писать в стол — и верить, что в столе у них бомба. Сегодня слово стоит так мало, а попрание простейших правил так тотально и очевидно, что вкладываться в столь сомнительное занятие, как поиск смысла или борьба с пороками, не станет и самый упертый идеалист. Писание хорошей литературы — удовольствие для очень немногих, и сегодня число писателей почти совпадает с числом читателей. Конечно, сочинительство остается одним из самых сильных самогипнозов, уникальным способом борьбы с бессмысленностью существования, — но ведь само по себе писание, процесс нанизывания слов на ниточку фабулы, никого ни от чего не спасет. В лучшем случае получится ЖЖ, дневник ни о чем, в худшем — так называемое автоматическое письмо. Строительство утопии, увлекательный рассказ, расправа с пороками — все это возможно там, где человек знает, зачем живет. В современной России сама постановка такого вопроса приравнивается к экстремизму, ибо создание качественного текста само по себе нарушает гомеостазис (его у нас называют стабильностью). Все сколько-нибудь качественное сегодня является политическим вызовом, ибо главная примета времени — государственная установка на посредственность. Николаевское «мрачное семилетие», аналог которого мы сейчас, видимо, проживаем, было отмечено полным отсутствием литературы: Некрасову, чтобы заполнять «Современник» хоть чем-то, приходилось писать вместе с Панаевым длиннейший роман «Три страны света». Сегодняшние толстые журналы тоже заполняются бог знает чем. Единственный роман, о котором говорили и писали, — «Обращение в слух» Антона Понизовского, и самое интересное в нем — документальные записи чужих монологов; все остальное настолько вторично и картонно, что хочется его пролистать. Некоторый интерес вызвала книга Павла Санаева «Хроники раздолбая», доказавшая лишь, что всякий сиквел хуже приквела: «Похороните меня за плинтусом» — живая книга, порожденная живой тоской и злостью; «Хроники» — набор штампов, книга, герои которой не вызывают ни жалости, ни зависти, ни злости. Автор «Плинтуса» писал то, что думал, не особенно надеясь на читательское признание; автор-герой «Раздолбая» старается думать и писать то, что вызовет отклик у массового читателя, — и это очень чувствуется. Самый надежный способ оценить книгу — по крайней мере, при выборе в магазине, — это прочесть ее первую и последнюю фразы; когда-то мы в журнале «Что читать» так и делали, помещая вместо рецензий эти самые фразы. Если с этой точки зрения просмотреть большинство сегодняшних новинок — читатель с тоской обнаружит первую фразу, которая не цепляет, и последнюю, которая не оставляет за собой ничего похожего на «продленный призрак бытия». Дистанцию между этими фразами проходить неинтересно — так же неинтересно, как ехать из Самогонска в Кислосвищево. Не стану лишать читателя одного из немногих доступных ему удовольствий — проделать этот эксперимент самостоятельно. Если ему лень идти в книжный, пусть прогуляется по прозе «Журнального зала». Самым дотошным рекомендую ознакомиться с первым и последним абзацами — ладно, по одной фразе ни о чем судить нельзя. В подавляющем большинстве случаев первый абзац будет многословно и банально описывать декорацию — погоду, интерьер — либо в нем будет содержаться брезгливый монолог героя, обреченного тащиться в такую погоду в такой интерьер; в финале почти наверняка будет риторический вопрос либо до боли унылая сентенция, в которой нет ни новизны, ни хотя бы ложной многозначительности. Есть ли в сегодняшней России талантливые писатели? Есть. Талантливых издателей гораздо меньше — издатель ориентирован не на поиск новых имен, а на выдаивание старых, гарантирующих хоть вялый читательский интерес. Выкладывать свои тексты в интернет ничем не плодотворнее, чем выбрасывать их на помойку: конечно, некая публичность обеспечивается, но контекст способен убить любую новую книгу. Тонны графомании, среди которых что-то вдруг блеснет, не столько оттенят, сколько задушат эту новизну. Вдобавок для литературы мало удачного дебюта — нужен рост. А вспомните, кто из современных российских литераторов, открытие которых радостно приветствовалось, хоть куда-то растет или как минимум не обрушивает планку. Интересно эволюционировал, по-моему, один Алексей Иванов — но и он рос вниз, если исходить из критериев литературного качества. Можно надеяться на Прилепина, Букшу, Евдокимова — но достаточно посмотреть на то, как дружно травят в России всякое развивающееся явление и как дружно начинают любить любого, сдавшегося наконец обстоятельствам: «Еще один упавший вниз!» Так что я не знаю, надолго ли их хватит. Выход из этой ситуации очевиден: начнется жизнь — появится и литература. Нельзя бесконечно жевать русские вопросы — они неизменны в последние пять веков; нельзя повторять один и тот же круг — он надоедает и читателю, и писателю, и стороннему наблюдателю. Все слова сказаны, а ситуация неизменна; никакому айпаду, айфону, интернету не обновить российскую ситуацию, в которой «новых людей» не было со времен «Что делать». Все проклятия Герцена и Печерина, все инвективы Щедрина и Писарева, все догадки Левина и Нехлюдова один в один приложимы к сегодняшней ситуации, и это невыносимо. Русской прозе не о чем говорить — все сказано; а чтобы двинуться в глубь героя — нужен этот герой. Производственный роман нельзя написать без производства. Семейную сагу невозможно написать в условиях полного разложения семьи — а климат в обществе, прежде всего моральный, таков, что людям трудно просто терпеть друг друга. Все — незачем. Любое движение, как в цугцванге, ухудшает ситуацию: нам как бы уютно в этой грязце и воньке, а если мы шевельнемся, то, не дай бог, случится революция. Точно так же и хорошую детскую литературу почти невозможно писать там, где нет образа будущего: хотим мы того или нет, но дети — все-таки будущее, а мы о нем ничего не знаем и знать не хотим. Остается надеяться на то, что не за горами свой «Обломов», свои «Отцы и дети», а там, чем черт не шутит, и «Война и мир». Но для этого надо, чтобы семилетие длилось именно семь лет. Иначе Гончаров умрет от лени и «ожирения сердца», Тургенев окончательно порвет связи с Родиной, а Толстой застрелится, замаскировав это дело под несчастный случай на охоте. https://www.liveinternet.ru/users/publizist/post310746033/ С тех пор прошло почти 6 лет. Ничего не изменилось. Только стало хуже. Может хватит делать вид, что впереди что-то большое и хорошее?

thrary: Ви наклади сучасні бачили? Про яку літературу взагалі може йти мова?

ВЛАДИМИР-III: Строго говоря, в XVIII веке тиражи были еще более мизерными. Даже по сравнению с количеством потенциальных читателей. Но все же литература была.

ВЛАДИМИР-III: Рязанская епархия на год отстранила от службы священника Владимира Покровского Сообщается, что запрет введён за систематические нарушения церковной дисциплины – злоупотребление спиртными напитками и жестоком обращении с домочадцами. По данным местных СМИ, супруга Покровского пожаловалась в полицию на избиения – у женщины гематомы по всему телу, сломан нос и сотрясение мозга. Она утверждает, что муж избивал её на глазах у четверых детей. https://echo.msk.ru/news/2527319-echo.html Отзывы читателей: " Домострой" жена не читала ? Русские скрепы ? Уже и церковь стала на путь толерастии и феменизма. Жена тоже хороша!не знала,что за попа выходит?!Книг не читала.Сразу видно,что формировалась как человек при путинщине. Там же. Удивляет читателей, понятное дело, не само по себе происшествие (достаточно рядовое в любой стране мира и конфессии), а странная реакция церковного начальства.

ВЛАДИМИР-III: Дм. Быков: давайте будем откровенны: никаких логических аргументов в пользу бога нет. Все, что предлагают атеисты, по-своему разумно, хотя плоско. Но тут проблема в другом. Вас эти аргументы удовлетворяют или нет? Вы готовы после этих аргументов признать отсутствие бога в мире? Не готовы. Какое-то музыкальное чувство в вашей душе против этого протестует. Вот его и слушайтесь, а не логические аргументы, потому что с точки зрения логики справедлива теория разумного эгоизма и лужинская теория целого кафтана, но что-то в человеческом сердце против этого протестует. Почему-то человек устроен не то чтобы иррационально. Я против этой поэтики иррационального, которую насаждают романтики и фашисты. Но человек устроен шире, глубже и значительнее, чем прагматика. https://echo.msk.ru/programs/odin/2532709-echo/ Бедный Быков. Верующие его сожгут живьем, а он - как мотылек - летит на это пламя.

thrary: Казкова гісторія з Ленінграду -- професор Сорбони, член ордену почесного легіону, викладач ЛДУ, член РВІО, засновник рекострукції наполеонікі на теренах СНД... вбив свою колишню студентку, аспирантку, коханку та розчленував її.

ВЛАДИМИР-III: Что тут скажешь?.. Как сказал когда-то другой петербуржец/ленинградец - Ипполит (из фильма С ЛЕГКИМ ПАРОМ): Как скучно мы живем! В нас пропал дух авантюризма! Мы перестали лазать в окна любимых женщин... Нас с детства учат жить в муравейнике: не убивать, не ревновать, не любить - в конечном счете. И на что это похоже? Жертв не будет, но и жизни - тоже. Когда от меня ушла моя последняя жена, мне хотелось... нет, не убить ее, а похитить. А потом - хотелось убить ее следующего мужа. По-моему, нормальная реакция. Было бы хуже, если бы не хотелось. Насчет его регалий - человек (человек вообще) непредсказуем. И это хорошо.



полная версия страницы